Александр Слусарь: «Если государство откажется от своих обязательств перед аграриями в этом году, то кто ему поверит в следующем»?

Агроменеджмент

О ситуации в сельском хозяйстве страны, о наиболее острых проблемах аграрной экономики в новом сезоне и способах их решения редактор AGROEXPERT побеседовал с вице-председателем Парламента РМ Александром Слусарем.  

С каким бэкграундом сельское хозяйство Молдовы подошло старту весенней посевной кампании-2021?

С большим сожалением приходится констатировать тот факт, что аграрный сектор экономики нашей страны находится, вероятно, в худшей ситуации за последние три десятка лет. Сельхозпроизводители недобрали очень большие объемы урожаев практически всех полевых культур, снижение производства фруктов и винограда тоже было значительным. За очень редким исключением потери продукции в физическом выражении не компенсировались ростом цен на нее. Соответственно есть основания говорить о декапитализации сельского хозяйства страны по итогам прошлого сезона. Весной в ряде южных районов многим фермерам, особенно малого и среднего масштаба, просто не с чем выйти в поле – не было денег на закупку семян, удобрений, дизтоплива. Прежде многие из них, по крайней мере, располагали семенным фондом, сформированным за счет семян собственного производства, пусть и невысокого качества. Но на данный момент в стране немало районов, где засуха продолжалась два года. Собственные материальные резервы фермерства там давно исчерпаны.

Тяжесть этой проблемы сполна прочувствуют на себе и животноводы. Зимой они еще держались за счет прошлогодних запасов, но с начала 2021 года импортные корма постоянно дорожают. Депутатам парламента уже в январе-феврале начали поступать отчаянные просьбы от животноводческих предприятий посодействовать им в доступе к государственному резерву зерна. При этом все осознают, что сделать это практически невозможно. В резерв закладывается продовольственная пшеница, она периодически предоставляется в долг (с условием возврата зерном нового урожая) лишь ключевым мукомольным/хлебопекарным предприятиям. Следовательно, животноводам здесь ждать, по большому счету, нечего. К сожалению, я думаю, вплоть до появления в коммерческом обороте фуражных культур нового урожая ситуация в секторе будет ухудшаться.

В целом положение очень тяжелое. Кризис в сельском хозяйстве влияет на всю национальную экономику: он ударил и по переработке сырья, и по железнодорожным перевозкам, и по другим смежным сферам. Всё это происходит на фоне политического кризиса, отодвигающего решение проблем сельской экономики на государственном уровне.

Есть ли надежда на помощь аграрному сектору из госбюджета РМ в период весенней посевной кампании?

Во второй половине декабря прошлого года, за несколько дней до отставки правительства, в ходе консультаций с организациями сельхозпроизводителей и представителями парламентских фракций я обозначил источники, из которых можно было извлечь финансовые ресурсы для поддержки аграрного сектора. Во-первых, одним из них могли бы стать средства, появляющиеся в результате не состоявшегося изменения ставок НДС, – это ориентировочно около 300 млн леев. Второй резерв – это экологический фонд (в 2020 году – около 500 млн леев), средства из него не были выбраны. Более того, фонд несколько неожиданно для меня был еще и увеличен на 200 млн леев. Мы с коллегами из некоторых фракций предложили, чтобы эти 200 млн леев и «высвободившиеся» по линии НДС 300 млн леев были направлены на поддержку фермеров, потерявших большую часть урожая сельхозкультур второй группы. При разумном регламенте распределения этих средств наиболее нуждающимся фермерам можно было бы выделить по 2 тыс. леев/га – в помощь на весеннюю посевную-2021. Однако в процессе рассмотрения госбюджета в окончательном чтении эту идею депутаты-социалисты отвергли. А в данный момент, чтобы решить вопрос ректификации госбюджета, необходимо наличие полномочного правительства. Даже если депутаты действующего парламента попытаются внести изменения в бюджет – выкроить из него какие-то средства на экстренную поддержку аграрного сектора – и каким-то чудом им удастся достичь консенсуса, положительного заключения от правительства в отставке, с куцыми полномочиями, быть не может. Следовательно, поправки к Закону о госбюджете могут быть успешно оспорены в Конституционном суде.

В прошлом были случаи целевой материальной (семенным материалом) и финансовой помощи международных доноров фермерам Молдовы – для преодоления последствий засухи, заморозков, эмбарго. Возможно ли что-то подобное в нынешней, видимо, еще более сложной ситуации?

Помощь «со стороны» в сложившихся обстоятельствах найти трудно, и не менее трудно – принять. Прежний кабинет министров, по словам его представителей, в сентябре прошлого года пытался обратиться за целевой помощью фермерам в FAO и Всемирный Банк. Однако по тем или иным причинам фактического результата нет. Сейчас, в отсутствие полномочного правительства, на широкие жесты зарубежных партнеров властям Молдовы даже сложно откликнуться. Кабинет министров, временно исполняющий обязанности, не уполномочен заключать международные соглашения и утверждать проекты законов, связанные с адсорбцией и распределением международной помощи. Иными словами, стране жизненно необходимо дееспособное правительство. Однако даже если таковое появится весной, едва ли донорская помощь поступит бенефициариям-фермерам раньше середины лета. Увы, такова реальность.

С другой стороны, сельхозпроизводители Молдовы уже давно выработали привычку жить в «полуавтономном режиме». Государственные дотации аграрному сектору в нашей стране всегда были ниже, чем в Европе в целом, и несоизмеримо ниже, чем в Евросоюзе. Будем надеяться, что этот «иммунитет» позволит им выжить и в нынешней беспрецедентной ситуации.

Я далек от мысли, что нашу страну спустя многие десятилетия опять накроет массовый голод. Едва ли мы также столкнемся с трагическим дефицитом производственных ресурсов – мы всё живем в век глобализации, хотя пандемия корректирует этот процесс и отношение социума к нему. Другое дело – какую цену нам придется заплатить за упущенные возможности, прошлогоднее падение производства во всех сегментах сельского хозяйства. Повторю: некоторым категориям фермеров, по большому счету, не с чем выйти в поле.

Но для кого-то «цена кризиса» окажется подъемной, кто-то сосредоточится на возможностях, кризисом предоставляемых. Место слабых сельхозпредприятий займут агрохолдинги. На «высвободившиеся», вновь приобретенные земли они придут с хорошей техникой и продвинутыми агротехнологиями. В итоге, вероятно, рост производительности в аграрном секторе ускорится. Однако, с социальной точки зрения, издержки, возможно, даже возрастут: рабочих мест для многих людей с невысокой профессиональной квалификацией станет меньше, диверсификация уровней доходов увеличится, отток населения из сел ускорится.

В этом контексте характерен пример таких сел, как Толмаз. Крупный населенный пункт, много тысяч жителей. Около 90% прилегающих сельхозземель обрабатывает агрохолдинг, но постоянную работу компания предоставляет лишь десятку местных жителей. Тогда как на 10% оставшихся земель трудятся более 400 человек, они выращивают овощи и фрукты, в основном экстенсивным и полуинтенсивным способом. После засухи прошлого года выжить их маленькому бизнесу будет гораздо сложнее.

В рамках госбюджета резервируются средства для Национального фонда развития сельского хозяйства и сельской местности. Может, стоит в сложившихся условиях попытаться изменить способ его распределения, установить очень ограниченный список приоритетов? Например, поддержка молочного животноводства или овощеводства. Кстати, оба сектора представлены преимущественно малыми и средними фермерами.

Да, этот фонд существует. Проблема в том, что в нем почти нет денег. С прошлого года остались задолженности по субсидиям, авторизованным ANSA, на сумму около  900 млн леев. Это, можно сказать, антирекорд. В итоге из 1,1 млрд леев, предусмотренных на 2021 год, основная часть уйдет на погашение долгов. В «сухом остатке» на субсидии текущего года остается лишь 200 млн леев. Фигурально выражаясь, несколькими хлебами мы не накормим всех страждующих. И даже если весь располагаемый, «остаточный бюджет» фонда аграрных субсидий в 2021 году направить на стимулирование лишь нескольких направлений – будь то животноводство, ирригация, страхование или льготное кредитование аграриев коммерческими банками – всё равно денег не хватит. 

Есть и другой аспект проблемы. Регламент распределения средств фонда субсидирования принят на пять лет. В этом был смысл: обеспечение преемственности, стабильность поддержки процесса инвестирования в сельскую экономику и инфраструктуру. Ежегодно можно и нужно вносить коррективы в регламент распределения средств этого фонда, но не менять кардинально базовые «правила игры». Власть не вправе сказать инвесторам: мы сворачиваем это дело и перенаправляем деньги на другое. Сельхозпроизводители, разрабатывая и внедряя в бизнес-планы закладку садов и виноградников, строительство холодильников или элеваторов, рассчитывали на определенный срок окупаемости с учетом субсидий. Если государство откажется от своих обязательств в этом году, то кто ему поверит в следующем? Что-либо менять в системе субсидирования в феврале-марте уже поздно. Единственное решение проблемы – это искать дополнительные средства, договариваться с международными партнерами. Понятно, что за полгода найти 500–700 млн леев для пополнения фонда аграрных субсидий не удастся, но хотя бы 200–300 млн леев наскрести необходимо.

В прошлом году правительство приняло ряд амбициозных отраслевых программ, к примеру, стратегию и план развития плодоводства до 2025 года. Стоит ли делать вывод, что в условиях скудной поддержки частных инвесторов субсидиями и грантами реализация этих проектов откладывается на неопределенное время?

Если мы не найдем деньги, боюсь, что-то подобное произойдет. И это будет ощутимый удар по инвестиционной привлекательности РМ. Тем не менее я уверен, что определенная категория внутренних, отечественных инвесторов продолжит осуществлять вложения в наиболее, скажем так, надежные отрасли, с более-менее стабильными рынками сбыта продукции, с более-менее вероятной прибыльностью. Однако при отсутствии поддержки инвесторов мы легко распугаем последних «романтиков в сельском хозяйстве», пытающихся развивать сельский бизнес из ностальгической любви к «малой родине», в надежде на обеспеченное будущее «у себя дома». Считаю, что мы должны как можно быстрее преодолеть политический кризис, воодушевить людей в сложное время.

Отчасти это зависит от политических группировок, представленных в нынешнем составе Парламента. А какой месседж аграриям в данный момент адресуете Вы лично?

Конечно, каждому из нас сейчас крайне необходимо добросовестно трудиться в своих сферах: в офисах, на фабриках, в полях и садах. Вместе с тем я призываю аграриев придерживаться активной гражданской позиции. Ушедший в историю 2020 год, при всех его трудностях, показал, что консолидация фермеров в критической ситуации, способность вычленить из широкого спектра проблем наиболее важные задачи, упорство в их разрешении – всё это дает результат. В прошлом году впервые за полтора десятка лет я увидел серьезные предпосылки для зарождения мощного общественно-политического движения аграриев. Когда ситуация в важнейших сферах жизнедеятельности государства, общества, экономики выходит из-под контроля «профессиональных политиков», фермерство может и должно стать силой, способной противостоять хаосу.

⚡️Следите за новостями Agroexpert -> в Telegram!

Источник: Agroexpert
обратно к списку