Глава MADRM предложил приостановить экспорт зерна и КРС

Агроменеджмент

Вчерашним вечером, 28 марта, информагентство МОЛДПРЕС со ссылкой на Управление правительства по связям с прессой и протоколу опубликовало отчет с заседания Комиссии по чрезвычайным ситуациям, на котором официальные органы, представили официальные данные о  борьбе с вирусом COVID-19. Среди прочего, Министр сельского хозяйства, регионального развития и окружающей среды MADRM Ион Пержу «рассказал о ситуации с экспортом зерновой продукции, отметив необходимость приостановить на время выдачу сертификатов на экспорт зерновых, а также крупного рогатого скота до 400 кг». Отмечается также, что «экспорт фруктов будет продолжаться без ограничений».

Предложение главы минсельхоза MADRM – в том виде, в каком оно изложено выше - выглядит несколько странно и по форме, и по сути. Можно предположить, что на фоне всемирной истерии по поводу пандемии коронавируса, сопровождающейся ажиотажным спросом потребителей на продовольствие и ростом цен на него, в марте возрос экспорт зерна из Молдовы. Или же власти опасаются взрывного, неконтролируемого его экспорта в ближайшем будущем и, как результат, сокращения запасов зерна на внутреннем рынке. Видимо, чтобы этого не допустить, уполномоченные министерства и ведомства считают уместным перестраховаться – остановить внешние поставки.

Подобная мера административного регулирования рынка в сложившихся обстоятельствах, вероятно, логична и далеко не уникальна. Ее в той или иной форме и в отношении тех или иных стратегических агропродовольственных товаров применили отдельные страны (Беларусь, Россия, Украина). Информация об этих решениях публична и доступна. В нашем случае о возможности временно прекратить внешние поставки зерна и КРС напрямую не сообщается. Лишь политкорректно сказано о необходимости приостановить выдачу сертификатов на экспорт – видимо, фитосанитарных и ветеринарных. То есть, «кто в теме – тот поймет».

Комментируя ситуацию для Agroexpert, бывший вице-премьер и министр экономики Александр Муравский отметил, что разумней было бы на правительственном уровне прямо объявить о временной приостановке экспорта зерна и отдельных продуктов животноводства до того момента, пока не будут подведены итоги инвентаризации уполномоченными министерствами и ведомствами товарных остатков этой продукции. Установить конкретные сроки этих мероприятий. Далее по их результатам принять аргументированное, взвешенное решение – какой объем продукции (зерна, прежде всего) страна в состоянии экспортировать до начала нового маркетингового года. Или же если достаточных ресурсов нет, стоит позаботиться о продовольственной безопасности страны и экспорт остановить, как минимум – до окончания уборочной кампании и сведения баланса зерна нового урожая.

При этом стоит четко осознавать, что немалое количество сельхозпроизводителей, располагающих инфраструктурой хранения продукции – элеваторами и холодильниками, придерживали зерно урожая-2019 в надежде на рост цен на него. Сейчас именно такая ситуация, в сообщениях FАО и других международных организаций прогнозируется (и уже фиксируется) повышение спроса, а также цен на отдельные стратегические продовольственные товары (биржевые, прежде всего). Остановить экспорт этих товаров из РМ без мер поддержки спроса на них на внутреннем рынке чревато большими финансовыми проблемами для подавляющей массы сельхозпроизводителей и трейдеров агропродовольственной продукции.

Следовательно, параллельно с невнятными сигналами «о необходимости приостановить на время выдачу сертификатов на экспорт зерновой продукции», как полагает Александр Муравский, стоило бы уже теперь на уровне правительства проанализировать необходимость организации процесса закупки зерна (и, возможно, мяса) для пополнения госрезервов.

Из опыта прошлых лет известно, что госрезерв зерна в РМ пополняется в режиме обновления – продовольственная пшеница предоставляется мукомольным/хлебопекарным предприятиям в виде товарного аванса с условием возврата зерном нового урожая. Обычно в эту систему вовлекается порядка 30-50 тыс. тонн пшеницы. В сложившейся экстроординарной ситуации уместно проанализировать возможность и необходимость увеличить размер госрезерва – не исключено, в разы. Однако вряд ли в складывающихся условиях реально проведение результативных «тендеров на понижение» (цены на закупаемое зерно).

Очевидно, что за зерно государству (агентству по матрезервам) фермеру придется платить «живыми деньгами», причем не исключено – в аванс, по складывающимся на данный момент высоким ценам. Иной вариант, вероятно, будет истолкован как «реквизиция-продразверстка». Со всеми «вытекающими».

«Комизм» ситуации, если сейчас уместно так выразиться, состоит в том, что в день проведения заседания Комиссии по чрезвычайным ситуациям, как сообщал Agroexpert, президент РМ Игорь Додон обсудил с руководством MADRM актуальные вопросы, касающиеся агропродовольственного сектора экономики Молдовы в условиях кризиса. "В первую очередь рассмотрели проблему обеспечения продовольственной безопасности Республики Молдова, - сообщил президент по итогам встречи. - Министр Ион Пержу проинформировал меня о том, что запасы пшеницы в стране составляют 200 тыс. тонн, которых хватит более чем на 200 дней. К тому времени уже будет собран новый урожай озимых, засеянных на площади 316 тыс. га, из которых половина площадей находятся в хорошем состоянии, а вторая половина – в удовлетворительном».

Кроме того, «запасов подсолнечного масла хватит на четыре месяца, а сахара и кукурузы – более чем на год. Страна также обеспечена мясомолочной продукцией и куриными яйцами; предприятия пищевой промышленности работают в штатном режиме при строгом соблюдении санитарных и карантинных требований. Животноводческие хозяйства обеспечены фуражным зерном. Весенние полевые работы начались согласно графику, уже засеяны ячмень и горох».

То есть, можно сделать вывод, что как бы все в порядке и пределах нормы. Оснований для беспокойства нет. Для приостановки экспорта – очевидно, тоже. Или все это не так?

обратно к списку