Оптимистичный взгляд на сельское хозяйство Евросоюза в новом десятилетии

Агроменеджмент

Еврокомиссия обнародовала прогноз развития сельского хозяйства и агропродовольственного рынка Евросоюза до 2030 года (EU Agricultural Outlook for Markets and Income 2030).

О системе координат

Прогноз выстраивается на ряде базовых гипотез. Перечислим основные. Первая состоит в том, что нынешняя сельскохозяйственная и торговая политика ЕС предположительно останется неизменной. Вторая – существующие климатические тенденции сохранятся, то есть изменение климата признается, но исключая экстремальные явления и масштабные катаклизмы. Третья – не предвидятся глобальные системные сбои в функционировании рынков, например, из-за эпидемий в животноводстве или торговых запретов, которых удастся избежать. Также в документе учтен запрет России на импорт сельхозпродукции и продуктов питания.

Кроме того, в прогнозе Еврокомиссии использованы макроэкономические допущения, которые, в частности, определяют среднегодовую цену на нефть марки Brent в пределах $80–85 за баррель в период 2022–2027 годов, с последующим ростом до $92 в 2030 году.

По мнению аналитиков Еврокомиссии, обменный валютный курс в среднесрочной перспективе будет расти умеренно, достигнув $1,20 за 1 евро к 2030 году. Экономический рост в ЕС в последующее десятилетие будет сопровождаться ежегодным приростом около 1,5%.

Учитываются реалии «тарифной войны» между США и Китаем. По оценкам экспертов Еврокомиссии, в случае введения дополнительных пошлин со стороны КНР экспорт соевых бобов из США снизится в среднем на 10 млн тонн (то есть на 27,4%), что будет сопровождаться ростом закупочных цен на сою. Но при этом изменения в мировой торговле соей будут относительно невелики (минус 3 млн тонн, то есть минус 1,9%). Объемы экспорта сои из Бразилии и Аргентины, а также из других стран (Канада, Парагвай и Украина) увеличатся на 1% в каждой стране.

Об общих тенденциях

Сельское хозяйство по-прежнему будет играть важную роль в Евросоюзе, но к 2030 году произойдет незначительное сокращение землепользования и продолжится отток рабочей силы. Европейцы станут более требовательными к потребляемой пище, что, с одной стороны, будет стимулировать рост добавленной стоимости производства (например, локальных, органических или других сертифицированных продуктов), а с другой – необходимость переключаться на разные категории продуктов питания. Снижение потребления мяса, хлеба и сахара будет компенсироваться ростом потребления растительных белков.

Климатические подвижки удастся компенсировать лишь частично – например, при помощи точного земледелия. Новые технологии позволят незначительно нарастить урожайность.

Большая часть европейской продукции будет потребляться внутри самих стран-производителей. Евросоюз завоюет рыночную долю на некоторых экспортных рынках (например, молочных продуктов). Но при этом и сам европейский агропродовольственный рынок почувствует дополнительное давление со стороны импорта, особенно в отдельных сегментах животноводческих продуктов (например, говядины).

Об использовании сельскохозяйственных земель

Общее аграрное землепользование в Евросоюзе продолжит сокращаться, хотя и чуть более медленными темпами, чем в последнее десятилетие, к 2030 году его объем составит 175,5 млн га. Уменьшатся в основном площади под зерновыми и многолетними культурами, а также пастбища. Количество земель, используемых для других пахотных и масличных культур, стабилизируется, в то время как площадь земель, используемых для выращивания кормовых культур, немного увеличится. Хотя общее использование сельскохозяйственных земель сократится, повышение урожайности обеспечит общий рост производства.

О рынке сахара

Потребление сахара в Евросоюзе снизится на 5% и составит к 2030 году 17,7 млн тонн; причины: тренд на здоровый образ жизни и изменения в потребительских предпочтениях. Производство сахара в Евросоюзе к 2030 году будет на уровне 19,3 млн тонн, что на 0,7 млн тонн больше объемов в 2018 году. Основными факторами, влияющими на рынок, являются снижение урожая в сочетании с уменьшением площадей под сахарной свеклой. Такой уровень производства позволит Европейскому Союзу оставаться чистым экспортером сахара на мировом рынке, где доминирует Бразилия.

О рынке зерновых

Производство зерновых в Евросоюзе к 2030 году возрастет до 324,7 млн тонн, что выше показателя 2018 года на 37,8 млн тонн, или на 13,2%. Рост обусловлен небольшим увеличением спроса на корма (в частности, на кукурузу), увеличением объемов экспорта (прогнозируется рост к 2030 году на 14,6 млн тонн, или 45%, до 46,6 млн тонн) и растущим значением промышленного использования зерновых. Еврокомиссия ожидает, что цены на пшеницу будут оставаться достаточно стабильными и составят в конце прогнозного периода около 180 евро/т при урожайности 6,4 т/га.

Европейские эксперты ожидают роста производства кукурузы на мировом рынке на 2% по сравнению с прошлым годом, до 1074 млн тонн, в основном из-за благоприятных условий и высокой урожайности в США, а также в Украине, где ожидается новый рекордный урожай этой культуры.

В прогнозе урожайности пшеницы Украина признается основным конкурентом Евросоюза на этом рынке. Ожидается, что традиционные страны-производители – США, Австралия и Канада – стабилизируют свой экспорт. Российская Федерация, Украина и Казахстан продолжат увеличение экспортных объемов пшеницы, что обусловлено крупными инвестициями в производство и логистику.

О рынке масличных культур

Еврокомиссия не ожидает значительного роста показателей по выращиванию рапса. Основания – пересмотр политики ЕС в сфере биотоплива после 2020 года и ограниченный рост спроса на корма. По оценкам экспертов Еврокомиссии, производство рапса к 2030 году вырастет до 22,8 млн тонн.

Внутреннее производство сои в Евросоюзе будет нарастать, хотя и более медленными темпами, чем в последние годы. Производство сои в этот период ожидается на уровне 3,8 млн тонн (плюс 1 млн тонн, или плюс 37%). Ожидается высокий спрос на белковые культуры как для кормов, так и для потребления человеком. Благоприятная политическая среда будет способствовать дальнейшему росту производства соевых бобов и белковых культур. Наряду с повышением урожайности этот фактор приведет к дальнейшему увеличению производства масличных культур в ЕС (однако с малой долей прироста – 1,4% от общей площади посевов). Урожайность рапса к 2030 году будет около 3,4 т/га, а сои – 3 т/га.

О кормовых культурах

Спрос на корма (с посевов и пастбищ) в прогнозируемый период должен вырасти, несмотря на разнонаправленные тенденции в животноводстве. Общее потребление кормовых культур к 2030 году может достигнуть 275 млн тонн – для трех видов комбикормов (с низким, средним и высоким содержанием белка). Потребление фуража с низким содержанием белка (в основном пшеницы и продуктов ее переработки) будет расти в меньшей мере. Повышенный спрос на корма от местных производителей, не содержащие ГМО, и органические культуры будет положительно стимулировать внутреннее производство кормов.

О рынке молока и молочных продуктов

Растущий мировой спрос на импорт, обусловленный ростом населения (особенно в Африке) и доходов, будет способствовать увеличению потребления молочных продуктов. Больше внимания будет уделяться продуктам с добавленной стоимостью, в этом сегменте у Евросоюза есть явное конкурентное преимущество. Кроме того, предпочтения потребителей в отношении дифференцированных продуктов (например, органических, не содержащих ГМО, пастбищных, из регионов с защищенным географическим указателем и т. д.) будут стимулировать разработку альтернатив традиционным производственным системам.

Евросоюз может обеспечить около 35% роста мирового спроса на молочные продукты в течение прогнозируемого периода. Ожидается, что экспорт из Евросоюза таких продуктов, как сыры, масло, сухое обезжиренное молоко, цельное сухое молоко, и сухой молочной сыворотки будет расти в среднем примерно на 330 тыс. тонн в год в пересчете на молоко. Основная доля экспортного объема придется на твердый сыр, сыворотку и сухое обезжиренное молоко. Параллельно дополнительно потребуется около 900 тыс. тонн молока в год, чтобы удовлетворить рост внутреннего потребления в ЕС «традиционных» молочных продуктов (в основном сыра). На этом фоне ожидается, что потребление именно молока в ЕС продолжит снижаться.

О рынке мяса

К 2030 году производство мяса в Евросоюзе останется на уровне 47,7 млн тонн. Это будет обусловлено изменениями в потребительских предпочтениях, в экспортном потенциале, прибыльности и, в частности, изменениями в молочном секторе. Хотя общее потребление мяса в Евросоюзе уменьшается, всё равно 90% произведенного мяса будет потребляться в странах-членах блока.

Производство говядины восстановилось с 2015 года после трех лет сокращения поставок и с восстановлением молочного стада. Однако производство, вероятно, снова снизится под влиянием сокращения численности коров, низкой прибыльности, снижения спроса на говядину и сильной экспортной конкуренции. Ожидается, что цены упадут в первой части прогнозируемого периода и стабилизируются к 2030 году.

По мере сокращения потребления свинины в Евросоюзе Еврокомиссия в 2020–2030 годах ожидает поставку больших объемов на мировые рынки, в основном в Китай, несмотря на жесткую конкуренцию со стороны США и Бразилии.

Мясо птицы – единственный вид мяса, в отношении которого ожидается значительное увеличение производства и потребления (примерно на 4% в 2018–2030 годы). В 2017–2018 годах импорт мяса птицы в Евросоюз сократился из-за ограничений на поставки из Бразилии, которая традиционно является источником более половины европейского импорта. Это произошло после того, как в бразильской системе контроля безопасности пищевых продуктов были обнаружены «бреши». Эти поставки были частично заменены импортом из Украины, Таиланда и Чили.

Учитывая рост мирового спроса на мясо птицы, Евросоюз нарастит объемы экспорта благодаря повышению стоимости различных видов мяса птицы и субпродуктов.

Комментарий Agroexpert:

Виктор Мороз

Доктор экономических наук, эксперт в области аграрной экономики

Прогноз Еврокомиссии на 2020–2030 годы в целом производит двойственное впечатление. С одной стороны, он достаточно сдержанный, особенно в тех аспектах, в которых негативный тренд наметился давно – например, выведение земель из активного сельхозоборота и отток рабочей силы из сельского хозяйства многих стран Евросоюза. С другой стороны, даже с учетом «оборонительного» характера прогноз выглядит слишком оптимистичным.

Так, пока вряд ли есть основания надеяться, что очевидная трансформация климата будет в будущем десятилетии проходить без жестких погодных катаклизмов. До сих пор мы практически ежегодно сталкивались с обновлением тех или иных климатических рекордов, зачастую негативного, с точки зрения аграрной экономики, характера. Конечно, цифровая революция в сельском хозяйстве и прочие достижения хайтека помогают смягчать эффект изменения климата. Но следует признать, что ресурсы повышения урожайности многих сельхозкультур в технологически развитых странах Евросоюза уже почти исчерпаны. Также нет надежды на гарантированную защищенность Евросоюза от эпидемий домашних животных (достаточно вспомнить ситуацию с африканской чумой свиней в Румынии, сложившуюся в последние годы).

Наконец, практика показывает, что нет оснований рассчитывать на неизменность общей аграрной политики Евросоюза и на стабильность агропродовольственных рынков блока. Здесь и фактор «брэкзита», и намечающийся «ренессанс национальной идентичности», который наверняка будет сопровождаться повышением конкуренции между агропромышленными корпорациями – например, немецкими и польскими. Может ли это привести к значительным изменениям «правил игры» на европейском продовольственном рынке? На мой взгляд, да. Игнорировать этот фактор, видимо, может только наднациональная европейская бюрократия – ради сохранения иллюзии контроля над всеми процессами, происходящими в государствах-членах Евросоюза. Однако, к примеру, протесты «желтых жилетов» во Франции «размывают» тезис о том, что «всё схвачено». В этом контексте не вызовет удивления и рост протестного движения европейских фермеров, если у них появятся дополнительные или новые поводы для недовольства.

Интерес вызывает прогноз эволюции в европейском секторе животноводства. Да, действительно, по ряду причин Азия (прежде всего, Китай) и Африка стали заметно больше потреблять молочных продуктов, особенно «традиционных европейских» (сыры, йогурты и т. п.). Значит ли это, что Евросоюзу на «новых рынках» молочных продуктов гарантирована доля в размере примерно трети от общего объема товарного прироста? На мой взгляд, это самонадеянная оценка. К примеру, польские экспортеры молочных продуктов попытались «застолбить» рост спроса на эти продукты в Индии, однако индийские власти тарифными и нетарифными методами выдавили их со своего рынка. Вполне возможно, что в обозримой перспективе индийские производители молочных продуктов вообще станут значительной экспортной силой на азиатском рынке. В Африке конкуренцию европейским поставщикам молочных продуктов уже теперь составляют украинские экспортеры. В общем, есть много желающих распределить бонусы от роста мирового молочного рынка.

Не менее интересна ситуация в европейском мясном сегменте животноводства. Тренд на сокращение потребления мяса и переориентацию на растительные белки в ЕС – относительно новый. Еще десятилетие назад в качестве базовой тенденции рассматривался перманентный рост этого сегмента. Однако предпосылки к изменению ситуации назревали давно. Здесь стоит упомянуть факт причисления ВОЗ красного мяса, прежде всего говядины, к категории канцерогенов, а также постепенное укрепление мнения «миллениалов», поколения Y, в «потребительской культуре». А эти люди предпочитают «здоровые продукты», в том числе растительные белки.

Как в прогноз развития сельского хозяйства Евросоюза вписывается курс Молдовы на евроинтеграцию? Надо признать, – с трудом. Судя по всему, у молдавских аграриев остается всё меньше ниш на европейском рынке, куда могла бы проникнуть их продукция. Но и в них нам придется столкнуться с яростной конкуренцией со стороны «больших соседей», в частности Украины. Игнорировать этот фактор невозможно.

Источник: Agroexpert
обратно к списку