Так стоит ли властям РМ вводить ограничения на экспорт зерна? Вопрос уже риторический…

Агроменеджмент

В начале нынешней недели на заседании спецкомиссии по чрезвычайной ситуации этот вопрос, видимо, обсуждался. Но в СМИ никакие подобности не просочились – помимо констатации факта засухи и намерения властей помочь аграриям Молдовы эту сложную (по сути – катастрофическую) ситуацию как-то пережить. Ранее Agroexpert писал о распоряжении главы минсельхоза MADRM Иона Пержу в недельный срок провести инвентаризацию состояния посевов озимых и яровых культур в связи с засухой. Неделя прошла, но и дожди, наконец, пошли. Как само собой разумеющееся можно допустить, что благодаря долгожданной влаге состояние части посевов полевых культур в скором времени изменится – улучшится в какой-то мере. Следовательно, стоит продолжать мониторинг полей, отслеживать эволюцию событий – попивая чай и не делая резких движений. То есть, у обывателя может возникнуть впечатление, что риски снижаются, продовольственная безопасность крепнет, а идея временной приостановки экспорта пшеницы теряет актуальность. Но так ли это? Постараемся проанализировать факты. 

Сначала о том, что туманно. Более недели назад парламентская оппозиция по своим «остаточным каналам» в министерствах и ведомствах выяснила и публично заявила о том, что запасы пшеницы в стране (с учетом госрезерва) составляют порядка 200 тыс. тонн. Параллельно с этим минсельхоз MADRM публично объявил, что пшеницы в Молдове осталось 152 тыс. тонн (без учета госрезерва) и этого хватит минимум на семь месяцев. В развитие темы премьер Ион Куку напомнил всем, что продовольственная безопасность гарантирована, а сведения о госрезерве зерна – информация конфиденциальная, разглашению не подлежит под страхом санкций. И в целом глава кабмина нелицеприятно отозвался о медийном бизнесе, не опирающемся на надежные официальные данные. Что, видимо, следовало расценить как угрозу.

Но, как отметил в беседе с Agroexpert парламентский вице-спикер от оппозиции, нездоровый интерес к размеру госрезерва зерна эта самая оппозиция как раз и не проявляет (по факту - это большой «секрет Полишинеля», уже лет десять-пятнадцать). А считает важным уточнить фактические товарные остатки пшеницы на данный момент, в свете свидетельств о ее активном экспорте в последнее время.

Справедливости ради необходимо признать, что транспортно-логистические мощности отечественных трейдеров-экспортеров позволяют за неделю-другую  отправить за рубеж десятки тысяч тонн пшеницы. И далеко не все из них (по примеру, ПК Agrostoc, о котором писал  Agroexpert) добровольно приостановили поставки продовольственной пшеницы за рубеж – в качестве меры самодисциплины и ответственности перед обществом. А масштабный экспорт при существующем положении вещей – критичен для рынка продовольствия РМ теперь и его безопасности в перспективе. С этой целью оппозиция призвала заслушать в парламенте отчет министра MADRM, но тщетно.

Между тем, не располагая оперативными данными о динамике экспорта в данный момент невозможно объективно судить о том, на сколько месяцев Молдове действительно хватит собственной пшеницы. Особенно в ситуации, когда соседние страны уже ввели или планируют ввести ограничения на экспорт зерна, круп и, не исключено, хлебопродуктов.

То есть, в принципе не понятно, смогут ли через какое-то время молдавские мукомолы, хлебопеки и животноводы купить эти товары за рубежом – за любые деньги. Идея приостановить внешние поставки зерна из РМ актуальна даже только с этой точки зрения. Иначе следует принять как само собой разумеющееся, что к периоду поступления на внутренний рынок зерна нового урожая, товарные остатки пшеницы урожая-2019  в Молдове будут близки к нулю. Тогда размер нового урожая пшеницы приобретает жизненно важное значение.

Теперь, собственно, о видах на урожай-2020 озимых зерновых колосовых первой группы. По официальным данным, озимыми под урожай текущего года занято 317 тыс. га, сколько из них под озимой пшеницей минсельхоз не уточняет, можно предположить – порядка 240-260 тыс. га (если кто-то скорректирует в сторону большей точности, Agroexpert будет признателен). При этом, по экспертным оценкам, примерно треть посевов озимых две недели назад были в плохом состоянии, 10-15% - в критическом. Причем, на юге страны ситуация с озимыми была ощутимо хуже, чем в центре и на севере.

Сегодня аграрии говорят, что надо выждать некоторое время, а затем ещё раз проинспектировать все поля, чтобы понять – насколько дожди пошли впрок. Однако власти АТО Гагаузия в этом уже сомневаются, некоторые ее представители призывают сделать ставку на яровые культуры.

В северных и центральных районах страны ситуация чуть бодрее. Эксперт НПИ института полевых культур «Selecția» (Бэлць) Борис Боинчан констатирует: «На севере и в центре РМ выпало около 35-25 мм осадков - это эффективные дожди, земля увлажнилась примерно на 25 см. И есть надежда, что умеренные осадки продолжатся. Для получения дружных всходов яровых культур этого пока достаточно, а вот для спасения озимых кое-где уже поздно. Ведь растения испытали серьёзный стресс: сначала гидрологическая засуха, потом серьёзный температурный шок - когда днём было +16, а ночью – 8-10 градусов Цельсия. Если растения пшеницы смогли перенести этот стресс, то вскоре придут в себя и возобновят рост. Но отдельные поля пострадали фатально».

Ранее Agroexpert упоминал мнение академика Михаила Вронских о том, что, возможно, не стоит спешить с пересевом поврежденных озимых, если есть шанс получить урожайность на уровне хотя бы 1,5-2 т/га.

«Это солидарная позиция сотрудников нашего института, утверждает Борис Боинчан. - Конечно, сейчас нельзя торопиться. Влаги все равно мало и, «перевернув» сейчас озимые, мы следующей культуре её совсем не оставим. А значит, мы потеряем и озимые, и яровые. Надо обязательно подождать, хотя бы до конца текущей недели, и только потом принимать окончательное решение. Конечно, результат в любом случае будет невысок. После дождей нам предстоит побороться с сорняками, болезнями и вредителями. Нельзя также исключать и вероятность того, что в фазе налива зерна (конец мая – начало июня), мы можем столкнуться с очередным этапом засухи и ветрами- суховеями. А значит, зерно будет щуплым и его «натура» (вес тысячи зёрен) будет низкой, что плохо скажется на его цене.

При этом на многих полях рост пшеницы уже остановился, колос появляется уже на высоте 50 см. Низкорослые озимые – это дополнительные сложности в процессе уборки. В июне тоже могут выпасть осадки, затруднить работу техники, задержать уборочную кампанию. Так что много ещё, что может случиться.  Ясно пока одно – урожайность зерновых колосовых первой группы почти наверняка будет на 30-50% ниже прошлогоднего уровня. Но даже на очень скудных полях пшеницу необходимо собрать - хотя бы ради семенного материала, чтобы потом не зависеть критически от закупки семян этой культуры за рубежом».

Это важная ремарка. С точки зрения обеспечения продовольственной безопасности важно учесть, что отнюдь не весь собранный урожай-2020 пшеницы пойдёт в коммерческий оборот и на потребление (переработку, корма и хлеб). Часть урожая агрохозяйства обязательно заложат в свой семенной фонд.

Лет десять назад считалось, что в семенной фонд в целом по РМ уходит порядка 70-80 тыс. тонн пшеницы. Сейчас многие агрохозяйства закупают в основном «фабричные семена» полевых культур - откалиброванные, протравлены, дражированные. Однако в пшеничном сегменте молдавские аграрии все еще практикуют «самосев» - использование семян собственного производства. А в нынешней сложной ситуации, когда многим приходится экономить на всём, наверняка масштабы этого явления увеличатся.  Следовательно, из прогнозируемого невысокого урожая-2020 пшеницы можно смело вычесть десятки тысяч тонн семенного зерна – неприкосновенный запас.

И еще одна важная статья расходов – арендная плата. В нашей стране практически все производители зерна – хозяйства арендного типа. Чтобы не растерять земли и не провоцировать конфликт в наше нервное время, руководителям сельхозпредприятий придётся аккуратно – своевременно и в оговоренном объеме - рассчитаться со своими арендодателями-землевладельцами. Их многие сотни тысяч. И здесь тоже стоит ожидать  важные изменения. Дело в том, что раньше, в спокойные годы, какое-то количество арендодателей – мигранты-диаспора, «новые горожане» и др. – предпочитали получать с агрария-арендатора плату «за квоту» деньгами.

В нынешнем году и далее отдельные эксперты предрекают отток населения РМ в сёла - по банальной причине отсутствия рабочих мест в городе, а так же из-за того, что многие «репатрианты» пока не смогут выехать за границу на прежнее место работы. Этим людям придется в родном селе налаживать быт: заводить домашнюю птицу и свиней, печь хлеб. А значит, они будут заинтересованы получить арендную плату не деньгами, а в натуральном эквиваленте. В период кризиса «твердое» зерно в закромах, очевидно, лучше   «мягкого» лея в кармане.

Конечно, в условиях неурожая пшеницы сельские «лидеры» могут договориться с ведомыми «землевладельцами-квотчиками» о «мультитоварной» натуроплате: кукурузой, подсолнечником, растительным маслом и т.п. Но, тем не менее, на уплату арендной планы уйдёт, по меньшей мере, 50-70 тыс. тонн пшеницы – это тоже в «пассив» зернового баланса.

Итого, в его «активе», то есть – в коммерческом обороте на будущий маркетинговый сезон пшеницы останется, по мнению одного из ньюсмейкеров Agroexpert, «лишь тютелька в тютельку, чтобы обеспечить потребление внутри страны». Кстати, оно несколько лет назад оценивалось в пределах 340-350 тыс. тонн в год. Каким оно будет в нынешнем году, когда (за счет мигрантов-репатриантов) население вырастет,  а (из-за кризиса) его доходы и покупательская способность снизятся – еще тот вопрос.   

На днях в беседе с Agroexpert директор одного из крупных хлебопекарных предприятий юга Молдовы отметил, что в апреле из-за снижения спроса производство готовой продукции сократилось примерно на 25% - и сходная картина наблюдается на рынке хлеба и хлебобулочных изделий во всех регионах страны, возможно – за исключением муниципия Кишинэу. Причем, это в ситуации, когда цены на многие позиции этого товарного ассортимента не изменились (или почти не изменились). Основная возможность пока удерживать цены на прежнем уровне - молдавская мука пока дешевле украинской, примерно на 0,5 лея/кг (что, кстати сказать, бывает не часто, украинская мука качественнее, но и, обычно, не дороже).

«Однако сравнительно недорогая молдавская мука  есть и будет до тех пор, пока есть молдавское зерно. Как на рынке товарные ресурсы пшеницы иссякнут, нам придётся начать закупать муку у соседей, то есть – в Украине. Тогда она уже будет гарантированно дороже, и я не понимаю, как и за счет чего мы сможем сдерживать цены на хлеб и хлебобулочные изделия на приемлемом для молдавского потребителя уровне. Мы уже написали несколько писем в уполномоченные госструктуры с просьбой выделить нам в долг до конца осени зерно из госрезерва, как это происходило прежде в сложные годы. Ответа пока нет. Так что, даже с этой точки зрения, было бы рационально иметь как можно больший запас зерна в коммерческом обороте на рынке внутри страны. Стало быть, решение о запрете экспорта – вполне разумно и даже необходимо», - резюмировал наш собеседник.

Зернотрейдеры-экспортеры, по крайней мере, некоторые из них, могут парировать: ограничение экспорта пшеницы, возможно, позволит избежать роста цен на продукты ее переработки или замедлить этот процесс, но параллельно с этим приведет к стагнации или снижению цен на зерно. А значит – и доходов аграриев. Более того, есть мнение, что «обуздав экспорт», государство может столкнуться с проблемой «наплевательского» отношения некоторых фермеров к агротехнологиям, количеству и качеству будущего урожая: «если не будет возможности продать зерно дорого – зачем много тратить на защиту и подкормку посевов, уборку и хранение значительных объемов продукции». Проще сократить инвестиции, собрать то, что вырастет спонтанно. Риск развития ситуации по такому сценарию, конечно, не велик, но он все-таки существует.

В этой ситуации, конечно, правильным бы было не просто остановить экспорт волевым решением правительства, но и одновременно с этим провести транспарентные закупки пшеницы для пополнения госрезева (а не просто обновления за счет зерна нового урожая). Таким образом, власти решили бы  сразу две задачи. Во-первых, остановили бы вывоз зерна из страны в период мирового кризиса, создав продовольственный резерв и обеспечив сырьем за разумные деньги промышленных переработчиков, животноводов и конечных потребителей-домохозяев. А во-вторых, поддержали бы аграриев – путем интервенционистской закупки (возможно, даже по фиксированным высоким ценам) определенного количества пшеницы для стратегического госрезерва.

Причем, обе эти меры должны быть применены именно в  комбинации. Иначе, объявив «тендер на понижение», но не закрыв границу для экспорта пшеницы, госагентство по матрезервам просто не найдет желающих в нём поучаствовать. Поскольку рыночная (экспортная) цена на зерно наверняка будет выше той, которую сможет предложить аграрию государство. Более того, не исключено, что сельхозпроизводители согласятся продать зерно в госрезерв только на условиях частичной предоплаты. Увы, кредит доверия общества и бизнеса к власти, видимо, полностью исчерпан.

обратно к списку