Ягоды и фрукты: мало, зато дорого

Агроменеджмент

На прошлой неделе состоялись две международные онлайн-конференции – о влиянии COVID-19 на цены, производство, торговлю ягодами и косточковыми фруктами. Эти неординарные события были организованы Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО) и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) в рамках регионального проекта поддержки плодоовощной торговли в странах восточнее Евросоюза. В качестве экспертного бэкграунда выступили Украинская плодоовощная ассоциация (УПОА) и Федерации сельхозпроизводителей Молдовы FARM, а также медиа-агентство Sapienza. Выступления на конференции экспертов научно-практических структур и менеджеров экономических организаций из Украины, Молдовы, Грузии, Таджикистана и Узбекистана с помощью своих умных гаджетов смотрели и слушали многие десятки специалистов различных сфер, прямо или опосредованно связанных с агробизнесом в упомянутых странах.

Как сообщил по итогам форумов портал East Fruit, его участники были единодушны в том бесспорном выводе, что сегодня человечество оказалось в беспрецедентной, совершенно аномальной ситуации в связи с пандемией COVID-19, стремительно меняющей реалии мировой экономики и международной торговли. Трансформации особенно сильны в таком сложном и чувствительном к любым резким переменам сегменте, как производство и реализация ягод и фруктов. Поэтому вряд ли кому-то из участников онлайн-конференций показался излишне пессимистичным прогноз Всемирной торговой организации (ВТО) о потенциальном снижении мировой торговли на 30%.

Причем, как предположил экономист инвестиционного департамента Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Андрей Ярмак, в плодово-ягодном сегменте глобальное падение продаж может быть ёще более значительным.

«Распространение коронавируса спровоцировало существенное снижение цен на энергоносители, что в свою очередь серьёзно влияет на плодоовощную отрасль. Почему этот фактор настолько важен? Дело в том, что значительная часть потребления овощей и фруктов в дорогом сегменте происходит в тех странах, которые являются богатыми энергоресурсами. Соответственно такие страны много экспортируют, много зарабатывают и соответственно импортируют много продуктов питания. Поэтому снижение стоимости энергоносителей практически всегда негативно влияет на плодоовощной сегмент. Плодоовощеводство - это сегмент той продукции, которая не является продукцией первой необходимости и стоит достаточно дорого. И если мы видим снижение доходов населения во многих странах - это значит, что снижается и потребление некритической для людей продукции», - цитирует упомянутого эксперта East Fruit.

Пандемия резко активизировала ещё один негативно влияющий на продажи продовольствия фактор, который Андрей Ярмак назвал, «реверсом глобализации». Одно из проявлений этого процесса – сворачивание «идеально отлаженных механизмов международной торговли» из-за того, что правительства ряда стран Европы и Азии пытаются подстраховаться за счёт ограничения экспорта/импорта. «При таких условиях может возникнуть ситуация, когда цены на отдельные виды продукции в одной стране могут существенно возрасти, а в другой стране эта продукция просто утилизируется», - отмечает эксперт.

Тем более что оптово-розничные рынки, на  которых в прежние годы реализовывалась основная масса ранних ягод, овощей и фруктов, сейчас во многих странах Европы и Азии закрыты. В итоге, с одной стороны многие потребители не могут купить разнообразную продукцию по доступным ценам, а с другой стороны, многие фермеры не в состоянии её реализовать быстро, по привычным каналам. Таким образом, в нынешнем сезоне цены на некоторую продукцию могут оказаться катастрофически высокими на уровне потребителей и, в то же время, катастрофически низкими на уровне производителей. Представители агробизнеса из тех стран, на которые транслировались онлай-конференции, признали, что доходы от реализации ягод и фруктов уже ощутимо снижаются, а перспективы даже на ближайшее будущее - очень туманны.

Крайне сложная маркетинговая и финансово-экономическая ситуация в секторе плодоводства усугубляется неблагоприятными погодными факторами. Выступающие на конференциях спикеры оценили ущерб, нанесённый плодоводству их стран заморозками и засухой. Прогнозируемый уровень потерь урожая действительно сильно тревожит – от 30-50% до 100%. Предварительно выяснилось, что от заморозков на данный момент не пострадала существенно лишь Грузия. Однако, для регионов развитого плодоводства, в частности – производства косточковых, в этой стране риски заморозков резко повышаются именно к концу апреля. Увы, у нас это тоже вызывает крайне негативные воспоминания о совсем недалеком прошлом – катастрофическом начале третьей декады апреля 2017 года. 

От Молдовы на конференции выступал эксперт федерации FARM Андрей Збанкэ. Он отметил, что нынешней весной на территории нашей страны заморозки были не повсеместно, причём они варьировались в ночное время суток в широких пределах от -3 до - 12 градусов по Цельсию. Соответственно, прогнозируемые потери урожая различаются очень значительно – в зависимости от региона, породы косточковых фруктов, их сортов. В настоящее время центральные и местные органы власти, совместно с комиссией по чрезвычайным ситуациям пытаются оценить размер ущерба и возможные меры поддержки фермеров.

Однако уже теперь можно с высокой степенью уверенности предположить, что потери в абрикосовых садах будут очень велики – не менее 50-70% урожая, а кое-где его не будет вовсе. Плантации персика тоже пострадали очень значительно. Чуть лучше ситуация в садах черешни и вишни, хотя и там потери, видимо, будут не ниже 30-40% - в лучшем случае. А вот в сливовом сегменте садоводства расклад оптимистичней - на данный момент повреждено не более 20-25%, в зависимости от региона и от сорта.

Как отметил в ходе конференции Андрей Збанкэ, в Молдове при ежегодном производстве косточковых фруктов на уровне порядка 150 тыс. тонн не менее двух третей этого объема приходится именно на сливу. В структуре экспорта косточковых из РМ тоже, вполне ожидаемо, доминирует слива, причем наиболее распространенного у нас в стране универсального сорта «Стенли». И этот среднеспелый сорт в меньшей степени пострадал от весенних заморозков этого года, чем плантации сливы ранних сортов, в частности, сербской селекции: «Чачакская ранняя», «Чачакская наиболее» и др. 

В результате, участники конференции сошлись во мнении, что в 2020 году у производителей сливы – самого «демократичного» в ценовом отношении косточкового фрукта – работающих в регионе мониторинга East Fruit, всё может сложиться относительно неплохо с точки зрения сбыта продукции. Так, к примеру, в плане «хронологии поставок» на рынок РФ экспортёры из СНГ, вероятно, мешать друг другу не будут: среднеспелая молдавская слива появится в продаже тогда, когда ранняя слива из Узбекистана уже закончится.  

Напомним, что в 2019 году Молдова экспортировала в страны СНГ почти 41 тыс. тонн (в РФ – почти 37 тыс. тонн) и в Евросоюз около 19 тыс. тонн сливы. На протяжении последнего пятилетия внешние поставки (во все направления) сливы из РМ даже в годы с самыми тяжёлыми погодными условиями не опускались ниже 40 тыс. тонн. Вместе с тем на 2020 год квота на беспошлинные поставки в Евросоюз для сливы из РМ увеличены до 15 тыс. тонн.

При этом, как отметили участники конференции, потребление сливы в Евросоюзе – тоже традиционно высокое. Вряд ли оно сократится слишком сильно даже в реалиях сокращения доходов европейцев. И цены, как предположил Андрей Збанкэ, на сливу будут относительно неплохими – в процессе их формирования фактор некоторого сокращения урожая/поставок нивелирует фактор снижения покупательской способности.

Вообще, по оптимистическому предположению некоторых участников конференции, в текущем сезоне есть и появляется немало факторов, свидетельствующих в пользу того, что, по крайней мере, на некоторые виды косточковых фруктов цены будут достаточно высокими. Выше, чем можно надеяться в контексте всеобщего экономического и психологического упадка.    

Да, фрукты не являются продуктом первой необходимости. И цены на них растут. Но человек так устроен, что даже в самых сложных ситуациях пытается себя порадовать чем-нибудь вкусным, «заедает стресс». Не на пустом же месте замечено, что во времена острых кризисов растут цены и спрос на сладкое. Так почему бы не на ягоды и фрукты.

Проще отказать себе в обновке (да и зачем она в домашней самоизоляции или, тем более, на карантине), чем в килограмме клубники или черешни. Пирамиду Маслоу пока некто не отменял, тем более - весенний авитоминоз (даже после теплой зимы). И покупать будут не экзотику, а массовые, привычные всем фрукты.

Хотя, даже в разделе «классики» - фрукты фруктам рознь. Например, молдавские абрикосы послед длительного перерыва лишь в последние несколько лет стали заметным сегментов косточкового плодоводства РМ – по мере того, как вступили в плодоношение новые сады. Как-то даже неожиданно, уже год-два как в начале лета без труда на рынках Молдовы можно было найти местные абрикосы приличного качества по гуманной цене. В прошлом году под тысячу тонн молдавского абрикоса даже ушло на экспорт. Но такое изобилие ещё не вошло в привычку. Поэтому, если из-за вымерзания в нынешнем году в продаже будет совсем мало абрикоса, многие потребители не заметят и лишь немногие из них сильно огорчатся по этому поводу. 

Или другой пример – черешня. Даже в лучшие годы сектор плодоводства РМ производил её не больше 10-12 тыс. тонн, для внутреннего рынка достаточно. При этом черешня на протяжении всего сезона в Молдове стоит дорого (исключения составляют лишь отдельные высокоурожайные годы, и лишь очень непродолжительные периоды пика поставок/продаж). Вывод: любимую многими в нашей стране черешню все равно купят. Даже если она существенно подорожает. В плане экспорта этого фрукта – слишком не разгуляешься, опять-таки – только Россия. Но в РМ уже есть садоводческие компании, созревшие для системного экспорта. На 2020 год Молдове впервые предоставлена преференциальная евроквота на поставки молдавской черешни – 1,5 тыс. тонн. И даже несмотря на то, что эта плодовая культура пострадала от заморозков, остаются вполне приличные шансы выбрать эту евроквоту полностью. А вот будут ли поставки сверх квоты – уже покажет рынок. И, зная проблемы с косточковыми плантациями в Италии, Испании, Польше и других европейских странах, молдавские плодоводы смотрят на эти перспективы с лёгким, ненавязчивым оптимизмом. 

Здесь самое место упомянуть ещё об одном важном обстоятельстве. Мировая отрасль плодоводства на протяжении, как минимум, последнего пятилетия жила в состоянии растущего перепроизводства фруктов. По крайней мере, о его наличии говорило экспертное сообщество, оно также активно насаждало принцип: «правом на сбыт уже теперь наделена только продукция высокого качества – и за ней будущее». В настоящем, иногда случались аномальные годы неурожая и высоких цен на продукцию. Нынешний високосный и, во всех смыслах, необычный год уже отметился и неурожаем, и высокими ценами на старте сезона продаж плодово-ягодной продукции. Вопрос состоит в том, как поведут себя массы потребителей, доходы которых снижаются? Андрей Ярмак считает, что потребитель (видимо, европейский и ближневосточный) скорее согласится купить меньше фруктов и ягод - зато качественных, пусть и дорогих.

Но что же «наши люди»? Почему-то нам кажется, что они будут склонны принять иную модель поведения. Они скорее поверят рассказам местных фермеров о том, что те из-за засухи и безденежья «применяли меньше нитратов и пестицидов – потому продукция натуральная, хоть и выглядит неважно». И купят её в немалом количестве, пусть и дороже.

обратно к списку