Партнерские материалы

Агробизнес – дело семейное

Автор: Вадим Кетрарь

Вот уже много лет в Республике Молдова на слуху поговорка: «Исчезнет село – исчезнет государство». Ее никто не оспаривает, традиционно соглашаясь с сельским базисом нашей государственности. Но «государствообразующее село» – это, по сути своей, не место; это люди, которые живут и, что самое главное, – работают на земле: выращивают зерно и скот, фрукты и виноград – всё то, чем была и, надеемся, будет богата наша страна. И как один сельхозсезон плавно перетекает в другой, так одно поколение фермеров постепенно сменяет другое. При этом большую часть аграрного цикла жизни плечом к плечу с отцами работают дети, омолаживая и освежая семейные фермы, выводя их в ранг современного, высокотехнологичного агробизнеса.

Редакция журнала AGROEXPERT долго вынашивала идею показать процесс «аграрной эволюции» в Молдове как совокупность жизненного опыта семей фермеров-агробизнесменов. И вот, наконец, мы открываем рубрику Agrodynasties. В ее рамках первая «семейная сага» – важнейшие эпизоды жизни двух поколений агробизнесменов Татарчук – двух Александров, отца и сына.      

АЛЕКСАНДР ТАТАРЧУК, ОТЕЦ

Эпизод 1

Я родился в Молдавии, в украинском селе Ильичевка Флорештского района. Обычное детство сельского мальчишки, в меру хулиганистого. Единственное «неудобство»: сосед был председателем колхоза. Его ГАЗ 69 меня завораживал, очень хотелось погонять на нем. Но это не сильно сковывало, ни на что не вдохновляло. Мой отец был звеньевым садоводческо-виноградарской бригады, колхозный активист и большой прагматик по жизни. Сначала он хотел, чтобы сын состоялся в «хлебной профессии» ветеринарного врача. Затем в годы позднего СССР отец выкупил участок земли 18 соток, усадьбу прадеда, для нас, детей. Возникла идея посадить яблоневый сад – в районе как раз случился бум интенсификации садоводства. Ну и, конечно, надежды на будущий доход с собственных фруктов мотивировал. Мне было поручено выкопать сотню ям, были куплены и высажены саженцы. Процесс ярко запомнился привкусом пота, когда я под солнцем ведрами издалека носил колодезную воду – поливал деревья. Наверно, тогда-то и впервые «екнуло». И как награда – видимые результаты труда. Но это были только предвестники. Решение посвятить себя сельскому хозяйству тогда еще не вызрело. Шальная мысль – после десятилетки стать лесорубом.

Эпизод 2

Какие интересы были в юности? Спорт, учеба – да, армия – нет. Осознанного пацифизма не испытывал, но к этому близко. Поступил в физкультурный техникум, но там не было военной кафедры, перевелся в техникум электросвязи на отделение линейно-кабельной связи, окончил его с красным дипломом. Три года учебы в актив, три стройотряда, а определенности с выбором жизненного пути всё еще нет. Вывод первый: электросвязь – не мое. Но студенческие стройотряды позволили набраться жизненного опыта, управлять коллективом из 28 человек, порой старше тебя на 3–5 лет, и решать нестандартные задачи.

Мой яблоневый сад, к которому я при первой возможности срывался из Кишинева, пробудил интерес к сельскому хозяйству. Как следствие – крутой разворот. Поступил в сельхозинститут на факультет плодоводства. После второго курса появилась возможность для отличников – учеба за границей, в Болгарии или Венгрии. Выбрал первую, но попал во вторую – благодаря заместителю декана, который решил, что болгарский язык – это слишком просто. И спасибо ему за это. Год ушел на изучение венгерского. Затем Будапештский университет, факультет садоводства и ландшафтного дизайна.  Приняли сразу на второй курс. Мне 22 года, интересная учеба, полезное общение с местной средой, в которой зрели ростки частного агробизнеса. Довелось в нем поучаствовать. Первый частный мини-бизнес: совместно с венгерским приятелем выполняли все работы по уходу за растениями на фазендах венгров. Это был не только хороший заработок, но и опыт планирования и исполнения работ под заказ. Но особенно было полезно наблюдать за тем, как у них в сельском хозяйстве работают научно-производственные системы с коммерческим прицелом.

Кстати, будучи четверокурсником, судьба свела меня с Павлом Кинтя, профессором, специалистом в сфере экологической генетики Академии наук МССР. Он тогда проходил трехмесячную стажировку в нашем университете, и меня попросили помочь с переводом. Его главная тема – синтез и практическое использование биологически активных веществ (рострегуляторов), которые извлекали из семян перца, томата.   Пузырьки с его «святой водой» произвели тогда фурор на кафедрах плодоводства (питомниководство), овощеводства. Через него забрезжили перспективы выйти на первый научно-производственный кооператив дома, в Молдавии, где он был соучредителем. Хотя тогда мне, выпускнику венгерского вуза, казалось, что есть и более выигрышные варианты. Например, предложение от венгерской государственной семеноводческой компании стать торговым представителем в Москве (но возникла неразрешимая проблема отсутствия московской прописки). Была возможность бесплатно поступить в аспирантуру и попутно работать садовником у советского посла в Будапеште. Но Родина позвала обратно – отрабатывать затраты на обучение: распределение в межколхозсад во Флорештском районе. 

Эпизод 3

Август, 1988 год. Молдавия. Работа в научно-производственном кооперативе «Агрос», учредителями которого были Михаил Титов, Эммануил Бланк и профессор Павел Кинтя. Чем занимались? Многим. Мое направление – аренда холодильных складов, заготовка яблок для отправки в холодные регионы, республики СССР. Зарплата 180 рублей в месяц. И не без того –  ощущение дауншифтинга и ностальгии по уютной Венгрии. Но все-таки грех жаловаться – в реалиях быта Страны Советов у моих близких знакомых были варианты гораздо хуже. Отдушина – контакты с новыми, нередко странными, но предприимчивыми людьми. Например, были среди них флористы. А я с этой темой хорошо знаком благодаря супруге (студенческий брак, заключенный в Венгрии,  и на всю последующую жизнь). Супруга брала уроки флористики у главы ведомства декоративного садоводства, работавшего еще при режиме Хорти. Конечно, цветочное дело – это красивее и интересней, чем заготовка яблок в колхозах.

Под эгидой кооператива была открыта «ФлораЛюкс» с двумя салонами флористики и семью мастерами в Кишиневе. Был проведен Международный конкурс флористов. По сути мы сформировали спрос не только на цветы, но и на их тематическую подачу (букет невесты и т. д.), хитом стали рождественские венки из хвойных пород. Ленты и прочую атрибутику для них привозили с Леонидом Королем клетчатыми сумками из Вильнюса.

Потом было много еще чего необычного. Например, сбор улиток в Сорокском районе для экспорта в Грецию. На общем фоне перестроечных политических дебатов  это более чем полезный драйв.

Эпизод 4

Венгерский опыт научно-производственной кооперации пригодился. В рамках нашего кооператива «Агрос» было отлажено производство – на лабораторной базе Академии наук Молдавии – биоактивных продуктов для сельского хозяйства. Через районные управления сельского хозяйства был получен выход на широкую аудиторию сельхозпроизводителей.

Идея –  организовать «работу на результат», то есть с помощью технологий применения наших продуктов существенно повысить урожайность – это во-первых.

Во-вторых, дополнительную прибыль разделить пропорционально среди всех участников процесса: от нас, поставщиков продуктов и услуг, до председателя колхоза, агронома и механизатора,  принимающего участие в работе по строгому соблюдению агротехнологий, что мы прописывали.

Нам удалось на деле реализовать лозунг М.С. Горбачева – значимость «человеческого фактора». Это фантастически мотивировало: всё делать хорошо  и своевременно – от обработки почвы до сбора урожая. При том  лимитирующие факторы были обычные: количество влаги и удобрений, качество семян и агротехнологических мероприятий. На всех колхозных полях обычный фитосанитарный фон и агротехнологический шлейф, но всегда выделялась делянка (до 40% площади поля), где применялись наши продукты. Прибавка урожая – за счет трудовой дисциплины и биоактивных добавок. Появились производственные и финансовые результаты, начало расти число договоров с хозяйствами.

По ходу дела сформировалось и второе направление сотрудничества – качественный ремонт опрыскивателей для внесения СЗР, то есть  тех машин, через которые хозяйства прокачивали больше всего денег, а значит,  производственных затрат. Полезная отдача от опрыскивателей, по логике вещей, должна быть максимальной. Мы организовали восемь мобильных бригад и отладили процесс проведения осенне-зимних «дефектовок» и ремонта. Задолго до весенних полевых работ мы точно знали все «узкие места»: какие запчасти с высокой степенью вероятности понадобятся в «горячий период» сезона. Заблаговременно размещали заказы на заводах Украины, Болгарии, Венгрии. В итоге микроудобрения – регуляторы роста плюс своевременная и качественная подготовка техники к полевым работам позволили получать хозяйствам рентабельность на уровне 100%, а в тепличных хозяйствах – до 200%. Наша доля в этой прибыли дала возможность кооперативу развивать материально-производственную базу. К примеру, мы внедрили и ввели в коммерческий оборот продукт, способствующий опылению люцерны за короткий период, и не «по этажам», а равномерно. Нашли нестандартное техническое решение по его применению. Помню, доставляли этот продукт на Ставрополье, в хозяйство, где люцерну выращивали на 800 га. Подняли урожайность в два раза. На выходе – сумасшедшие деньги. К моменту, когда перестройка начала затухать, у нас было около 27 композиций-продуктов для широкого спектра сельхозкультур, мы сотрудничали с более чем 40 тепличными комбинатами на территории СССР. Но начались перебои с поставками СЗР и удобрениями. Агрохозяйства стали «экономить» на основных удобрениях, а без хорошей основы базовых удобрений регуляторы роста растений могут не увеличивать урожай, а наоборот, снижать или не давать достоверной прибавки. Тогда мы попытались найти решение и этой проблемы. С помощью хорошего друга Владимира Сорокина, выдающегося химика-органика, работающего в режимном подмосковном НИИ, мы с группой ученых-практиков Новочебоксарского химзавода (режимное предприятие) творчески пересмотрели технологию производства продукта одного всемирно известного производителя агрохимии: конечный продукт оставили в жидкой фазе, уменьшили дозу активного вещества, добавили еще один компонент от другой  также всемирно известной компании  и получили высокоэффективный гербицид для защиты колосовых культур от двудольных и основных однодольных сорняков. Продукт был в бинарной упаковке, что тоже «революционное» решение для того времени. Так появились два знаменитых отечественных продукта: «Ковбой» и «Кросс». Их выпуск мы наладили в партнерстве с латвийским предприятием, опять-таки  руководимом хорошим другом Виталием Готлибом. Производственные заказы размещали на том же Новочебоксарском химпроме на другом конце СССР. Этот опыт предопределил вывод: необходимы свои разработки, свое производство, свои агрономы-консультанты. И необходим комплексный технологический пакет продуктов: семена, удобрения, консалтинг.

Эпизод 5

Семеноводство – особый большой опыт. В конце 90-х – первой половине «нулевых» годов мы были заняты в производстве семян технических культур. Сначала – сахарная свекла. Работали с  Институтом сахарной свеклы, г. Киев, и его научно-производственными станциями по производству семян сахарной свеклы; Институтом полевых культур, г. Бельцы; предприятием по калибровке семян Semger, выпускающим семена в сотрудничестве с компанией KWS. И, между прочим, заняли около 65% семенного рынка Молдовы  и 30% рынка семян Украины в этом сегменте. К тому времени у нас было открыто 8 филиалов в России и 10 филиалов в Украине.

Затем мы стали первой коммерческой структурой, которая начала убеждать местных фермеров, что рапс – это не сорняк. И пока местный НИИ на поднятой нами волне интереса к этой «новой» для РМ масличной культуре пытался продвигать семена сортов белорусской селекции, мы пришли к сельхозпроизводителям, ориентированным на прогресс и хай-тек, с гибридами рапса от одного из ведущих мировых селекционеров-производителей – компании NPZ Lembke. Наше предприятие – на тот момент оно уже было преобразовано в компанию Mavisem – сформировало очень солидную производственную базу: завод по калибровке семян основных сельхозкультур в г. Сорока, семеноводческое сельхозпредприятие в Крыму. О размахе этого направления бизнеса можно судить по тому, что в тот период компания-партнер SESVanderHave построила около Киева завод по переработке семенного материала, который долгое время работал в основном на нашем сырье – до 80% в структуре сырьевой программы.

Эпизод 6

Очень волнующая часть нашей истории – организационные преобразования: из «Агроса» в «Агрос-Интекс», затем Mavisem и WeTrade. Из компании WeTrade  выросли в отдельные направления WT AGROPROFI, CEREALE de AUR, ORGANIC LAND.

На моих глазах сменилось несколько поколений менеджеров – людей, у которых я многому научился, и которые, надеюсь, что-то хорошее и полезное почерпнули из сотрудничества со мной. Менялась и команда сотрудников компаний – в унисон с требованиями молдавского рынка ресурсов для сельского хозяйства. И тогда, и теперь мы с моим деловым партнером и другом, соучредителем группы компаний WeTrade Михаилом Вайнером уделяли и уделяем этому много внимания.

Данная сфера очень тесно связана не только с математическими расчетами, но и с человеческими отношениями, их качеством и полярностью. Увы, не всегда всё бывает «со знаком плюс».

В этой связи детально запомнился крайне сложный период: из засушливого сельхозсезона-2007 мы перешли в 2008 год с дебиторской задолженностью около 70 млн леев. Но костяк команды сохранился, а с нею и клиентская база. Опираясь на этот «тыл», нам удалось восстановить деловые отношения с зарубежными партнерами – производителями «импутов». Я очень благодарен тем людям, с которыми нам удалось пережить кризис. Уже к концу 2009 года наша компания  рассчиталась с долгами перед поставщиками товаров. Этот опыт нас многому научил. Среди прочего мы очень четко усвоили: долги необходимо отдавать, это залог порядочности и доверительных отношений в будущем. Сейчас у нас реноме самых жестких операторов рынка сельхозресурсов. Но мы не требуем чужое, а хотим вернуть только свое.

Эпизод 7

Был очень содержательный и эмоциональный момент, когда мы «пошли в землю». Подвигла к этому мысль: весной мы отдаем аграриям солидную часть своих материальных ресурсов, а осенью некоторых из них «ловим за хвост» по полям и лесам. Предположили, что наличие своего сельхозпроизводства в ситуации стабильного снабжения его собственными ресурсами обеспечит гарантированную рентабельность, превышающую ту, что есть в простой коммерции, в пределах 30%. А это, в свою очередь, даст финансовую «подушку безопасности» на случай перепадов в трейдерском бизнесе. Конечно, создание собственного агрохозяйства, процесс «прирастания землями» очень увлекательный.

Эйфорию от «освоения целины», наверное, можно сравнить с влюбленностью или другими сильными страстями. На поверку всё оказалось сложнее и, конечно, накладней, чем представлялось в начале пути. Увы, не обошлось без ошибок, связанных с инерцией экстенсивного расширения агробизнеса,  без необходимого и достаточного практического опыта. Помимо того, у нас были очень большие надежды на технологии «ноу-тилл», не подкрепленные, опять-таки, опытом их адаптивного, с учетом почвенно-климатических и агрономических реалий, применения в РМ. В итоге за три года мы построили  компанию с земельным банком на 18 000 га, инфраструктурой для сохранения зерна и полным шлейфом новой техники. А насладиться результатом не дали два засушливых года 2011/2012 и «ошибки» роста, дефицит оборотных средств. Было принято решение продать этот агробизнес. Но приобретенный опыт будет использован позже в других благоприятных условиях.

Эпизод 8

Есть вещи, которые всегда с нами: наши знания и опыт, взгляды на жизнь. И есть «вторая половина» этих нематериальных ценностей: отношения с нашим ближайшим окружением. Родственники, друзья, коллеги – все в одном круге общения. Намеренно или нет, но у всех одни темы для разговоров, сходные или даже общие жизненные ситуации. При этом всё происходит спонтанно, никто никому ничего не навязывает. Просто мы друг другу рассказываем, вместе  созерцаем и в какой-то момент испытываем сходные чувства. У меня не было задачи вырастить сына аграрием. Но, видимо, однажды его, как и много лет назад меня, что-то «зацепило».

АЛЕКСАНДР ТАТАРЧУК, СЫН

Эпизод 1

Интересно ли было слушать отца и наблюдать за его делами? Да, интересно. Началось всё с дачи в Болгарии. Мое детство, практически до 13 лет,  прошло там. А там природа всегда рядом: 12 соток земли, овощи, фрукты. Бабочек-белокрылок ловил, а дедушка еще за это приплачивал как за помощь в защите сада и огорода от вредителей. Помню, как впервые посадил фасоль, поливал ее, наблюдал, как растет. Получилось. Успех вдохновил на следующий шаг: посадил жареные семечки подсолнечника, тоже поливал, а они почему-то не выросли. Зато понял, что в любом деле первичны знания, только вместе с ними старание дает результат.           

Эпизод 2

Переломный момент – первая поездка на сельскохозяйственную выставку «Агритехника» в Ганновере. Любое событие такого формата – явление само по себе неординарное, а на неподготовленного человека, особенно совсем молодого, оно гарантированно производит сильное впечатление. Большие мощные машины, при этом новые, блестящие и «пахнущие» очень по-взрослому серьезным делом. Другая страна – Германия с отличными дорогами, ухоженными полями, необычными людьми, привыкшими к четкому порядку во всем. Это вызвало желание примерить на себя такой же образ жизни. Началась целенаправленная подготовка к учебе за рубежом.

Эпизод 3

Ненавязчиво, но важную роль в выборе пути «в науку» сыграл отец. Проанализировав с высоты своего опыта профили и программы нескольких американских и канадского университетов, уведомивших о том, что они готовы принять меня на учебу, он сделал существенные выводы. И предупредил меня, что, во-первых, учеба на другом континенте – это гарантированно  иной сценарий жизни, не предполагающий возвращение в Молдову; во-вторых, это совсем иной, не европейский формат сельского хозяйства. В итоге это оказался не германский университет, не американский и не канадский, а британский – в Ньюкасле,  факультет агробизнеса. Подкупил высокий рейтинг среди вузов, готовящих специалистов сельского хозяйства. Контингент студентов – потомственные фермеры, семьи которых ведут бизнес сотни лет, но в основном парни из глубинки, падкие на атрибуты комфортной городской жизни. Меня больше интересовала именно учеба.

Эпизод 4

В 2011 году, перед последним курсом, нас уведомили о возможности взять годичный академический отпуск, поработать в агробизнесе, чтобы потом вернуться на выпускной курс, уже обладая каким-то практическим опытом, ориентирами на дальнейшую деятельность. Позвонил отцу, спросил, как поступить, есть ли варианты на примете. В Молдове полезной практики, такой, чтобы научиться чему-то действительно важному и правильному, причем применимому везде в Европе, очень мало. Посовещавшись, решили, что будет лучше, если я получу опыт «на стороне», а домой вернусь с багажом новых навыков. Особенно хотелось получить опыт работы не в трейдинговых компаниях, а на иностранных сельскохозяйственных предприятиях. В итоге почти случайно нашелся вариант: чешская компания (PPF Group), реализующая агропроект «РАВ-Агро» в Воронежской области (управление холдингом со 120 тыс. га сельхозугодий, 6 тыс. га дойного стада КРС). Предложили должность ассистента кризис-менеджера с задачей сделать агрохолдинг прибыльным. Мне моя роль показалась интересной: переводчик и спикер от лица руководства, возможность быть в курсе почти всех информационных потоков. Порадовала и солидная для того времени зарплата. Загруженность –  40-часовая рабочая неделя. За год намотал по РФ тысячи километров.

Вначале мы натолкнулись на специфический механизм, действовавший до нас в агрохолдинге – «авторитарно-отстраненный»: все решения спускались сверху, причем «верхи» мало заботились о благополучии «низов», а те, в свою очередь, щедро расплачивались безразличием к вопросам эффективности  работы и результатам труда. Технику ремонтировали непосредственно перед выходом в поле. Аудит многолетних кормовых культур – никто ничего не знает, на полях не был. Кучи «скелетов в шкафах». Систему необходимо было менять. Особо запомнилось, как моему руководителю пришлось уволить весь проворовавшийся менеджмент хозяйства на 10 тыс. га. И как антикризисная мера: «Ты едешь туда, надо отсеяться». Приехал, поговорил с работниками среднего звена и ниже. Общий язык нашли. Засеяли почти всё. Такая вот первая жесткая проверка в деле. Считаю, что это был мой «мастерат» – такой, каким он должен быть у каждого студента. В сухом остатке: чувство масштаба, понимание уровня жесткости правил бизнеса, уверенность в ценности человеческих отношений даже внутри корпорации-«машины». И наверное, самое главное: я понял, что больше всего мне нравится именно прикладной аспект агробизнеса – работа на земле.

Эпизод 5

С «новыми мозгами», из такого вот драйва – опять в аудиторию вуза. И уже четко понимаешь дистанцию между академическими знаниями и реальной практикой бизнеса, особенно такой, какова она ближе к краю «цивильного мира». Но психологически поддержал случай, новый вызов: продвинутая игра-симуляция по заданию преподавателя, проверка виртуальным бизнесом в течение нескольких месяцев. Задача – предпринять ряд управленческих действий, направленных на повышение стоимости игровой компании. Играют группы, на кону приз – 500 фунтов от вуза. Можно было сыграть методом «проб и ошибок». Но я нашел программу-«калькулятор» ценой  условно 100 фунтов. Предложил скинуться коллегам по группе.  Условие:  в случае выигрыша мне причитается с него процент. Купили, скачали, играем. И получаем экспонентный рост нашего виртуального бизнеса. Начали оказывать услуги другим группам. По ходу дела поняли их концепты, алгоритмы принятия решений – в общем, опосредованно контролировали всю систему. Вывод: над крупными проектами, в том числе дипломной работой (для начала), необходимо работать лично. И видеть перспективу.

Окончил вуз почти на отлично. Могло быть и лучше. Но разошлись в видении агробизнеса с преподавателями. Там профессура дает мало информации, лишь корректирует направления твоего поиска. А вот возможности его осуществить огромные – за счет университетской подписки на мировые научные журналы, прочие открытые и закрытые источники. Их вузы формируют навык и привычку учиться постоянно. Плюс студенческие контакты с однокурсниками и прочими стейкхолдерами по всему миру.

Эпизод 6

После учебы был вариант вернуться в РФ на руководящую должность одного из предприятий холдинга. Или другой вариант –  набираться опыта на позиции эксперта-агронома в украинском холдинге. Но уже тогда возникло предчувствие войны между этими странами. Кроме того, как и предполагал отец, передо мной встал экзистенциальный выбор:  карьера в зарубежном бизнесе или семья дома (семью на расстоянии трудно  сохранить). Я выбрал семью, женился. Да и правильный агробизнес дистанционно не выстроить – им необходимо жить на полях. Иначе это не работает. Поэтому начал строить карьеру дома, в Молдове, – в WeTrade Agro, отвечал за закупки, контроль качества. С благодарностью вспоминаю: коллеги по работе меня приняли, а руководство предприятия не побоялось делегировать полномочия и даже с пониманием отнеслось к некритичным ошибкам. Теперь я хорошо понимаю, что они и есть самый важный триггер развития.

Эпизод 7

Второй раз я выбрал семью, когда ушел из проекта WeTrade Agro после его продажи. Вернулся в семейный бизнес, в компанию WeTRADE. И проработал в ней пять лет. Начал как консультант, потом стал директором. Постарался собрать молодую команду агрономов, менеджеров по продажам. Необходимо было дать адекватный ответ вызовам. Отец, основатель компании, переключился на другой род деятельности (организация новых бизнесов: Cereale de AUR – кондитерский подсолнечник, производство и переработка, ядро подсолнечника, а затем OrganicLand – земельный проект). Подобные «тектонические сдвиги» для любой компании не проходят незаметно. В сложившейся ситуации своей миссией я считал сохранение клиентов, привыкших многие годы работать лично с моим отцом. А ведь клиентская база – основа  каждого бизнеса. Она может и оставаться стабильной, и уйти из-под ног, если что-то не так, если совершаются ошибки.

Эпизод 8

Видимо, в  жизни каждого фермера и агробизнесмена случается «идеальный шторм». В моем случае, как казалось совсем недавно, им стала засуха-2020. К концу года мы тогда собрали около 70% «дебиторки» – лучше, чем конкуренты. Однако опять возникла потребность в диверсификации агробизнеса, в дополнительной «подушке безопасности». В принципе, на этом поприще мы никогда не останавливались. Так, к настоящему моменту у нас уже создано достаточно эффективное промышленное производство – завод по производству ядра кондитерского подсолнечника. Но «сидеть на табурете с двумя ножками» все-таки не очень удобно и надежно. Как минимум нам необходимы гарантированные объемы сырья для оптимальной загрузки перерабатывающего предприятия. В общем, было принято решение  «вернуться в землю». Важно, что на этот раз у нас есть исчерпывающее понимание, сколько и чего необходимо вложить и как выстроить процессы, чтобы добиться стабильной доходности на уровне $500–600/га. В Ильичевке, родном селе отца, мы на пять лет арендовали 800 га. Второй крупный лот земли удалось получить в районе Орхей и Резина. На этом процесс «собирания земель» мы намерены остановить. Теперь основная моя задача – сформировать высокодоходный, модельный бизнес – для всех нас, для односельчан. И измеряться он будет не «трейдерскими эпизодами – приобрел-продал-получил», а полноценными сельхозсезонами – полными циклами жизни, нашей жизни.

⚡️Следите за новостями Agroexpert в ->  Telegram | Viber | Facebook | Instagram | News letter!

обратно к списку