Дело техники. Как обстоят дела с обновлением парка сельхозмашин у российских аграриев

Сельхозтехника
Острого дефицита аграрной техники в стране нет, но доля машин, долго бывших в эксплуатации, остается высокой, и этот показатель никак не удается улучшить. А активно растущие цены на новинки вкупе с неоднозначными мерами государственного регулирования рынка ставят под сомнение возможности обновления парка сельхозтехники даже относительно устойчивых компаний.

Россельхозбанк составил рейтинг самой востребованной техники в агробизнесе, взяв за основу исследование спроса на маркетплейсе «Свое фермерство». Анализ показал, что лидирующие позиции среди машин для растениеводства занимает зерноуборочная техника. В частности, на комбайны приходится порядка 50% спроса в данной категории. Также высокой популярностью пользуется машины и оборудование для обработки почвы, очистки зерен и семян, косилки и подборщики. Кроме того, аграрии интересуются зерносушилками, жатками, техникой для уборки и посадки картофеля. В разделе техники для животноводства сельхозпроизводители чаще всего проявляют интерес к кормоуборочным и кормозаготовительным комплексам (50% спроса в категории), в частности — пресс-подборщикам. 

Проблема дефицита

Тема недостатка сельхозмашин активно обсуждается уже не первый год. При этом сложности при покупке техники возникают в большинстве случаев у малого и среднего бизнеса, отмечает замдиректора Центра развития финансовых технологий Россельхозбанка Любовь Любаева. Наблюдаемый в России в последние годы дефицит техники приводит к увеличению нагрузки на машины, находящиеся в эксплуатации, к их преждевременному износу, это и риск снижения производительности, и несвоевременные посевные и уборочные кампании. 

Обеспеченность сельскохозяйственной техникой в стране остается на довольно низком уровне, считает вице-президент Российского зернового союза (РЗС) Александр Корбут. Аграриям не хватает любой сельскохозяйственной техники, подтверждает председатель правления Ассоциации дилеров сельскохозяйственной техники «АСХОД» Александр Алтынов. Минсельхоз оценивает дефицит самоходной техники не менее чем в 100 тыс. единиц (преимущественно трактора и зерноуборочные комбайны) в целом по стране. И, несмотря на все усилия правительства и участников рынка, парк таких машин в последние годы сокращается. «Из хорошего в этом процессе то, что менее мощные единицы замещаются более мощными, тем не менее энерговооруженность на гектар пашни — 1,5 л. с., по оценке агроведомства — практически не растет и остается в три-пять раз ниже, чем в Европе и Северной Америке», — констатирует он.

Доля агротехники старше десяти лет превышает 50% (по комбайнам ситуация чуть лучше, чем по тракторам). Чтобы переломить ситуацию, необходимо увеличивать закупки новой техники в 1,5-2 раза и поддерживать этот процесс обновления три-пять лет, предлагает Алтынов. Из-за нехватки же машин хозяйства часто работают за рамками оптимальных сроков, что существенно снижает показатели урожайности и качества производимой продукции. Недостает и производственных мощностей отечественных заводов для изготовления самоходной техники.

Особо остро дефицит техники ощущается в сегменте тракторов — более 77 тыс. ед., нехватка комбайнов оценивается в 43 тыс. ед., информирует начальник управления стратегического анализа и инициатив «Росагролизинга» Мария Ротова. При условии среднегодового приобретения самоходных машин на уровне 16 тыс. ед. вопрос технической модернизации АПК будет актуален в средне- и долгосрочной перспективе. «Есть потребность в тракторах малой и средней мощности, свекло- и картофелеуборочных комбайнах, а также специализированной технике для садоводства, виноградарства, льноводства и других отраслей», — перечисляет руководитель. Многое из перечисленного закупается у иностранных поставщиков, так как отечественных аналогов на рынке пока не представлено или недостаточно. 

0029.jpg

За последние годы на территории России удалось наладить выпуск техники, представляющей большинство ключевых сегментов, утверждает директор ассоциации «Росспецмаш» Алла Елизарова. Отечественные предприятия постоянно получают обратную связь от аграрного бизнеса, учитывая их пожелания по расширению модельного ряда и улучшению качества своей продукции. На рынке ежегодно появляются более сотни новых моделей российской техники. Хотя, конечно, наряду с этими достижениями есть сегменты, где машиностроительным заводам все еще нужно наращивать компетенции, признает она. В частности, это касается тракторов малой и средней мощности, техники для виноградарства и садоводства, свекло- и картофелеуборочных машин, компонентной базы. 

С точки зрения уровня износа действующего парка техники и средней нагрузки на каждый трактор, комбайн, косилку и т. п. дефицит в российском АПК наблюдается по всем сегментам, знает гендиректор «Клаас Восток» Дирк Зеелиг. Но очередность приобретения — это во многом индивидуальный вопрос, который решается на уровне каждого отдельного хозяйства. «Идея в том, что в первую очередь нужно приобретать те машины или агрегаты, которые позволят быстрее заработать на следующие, в каких-то случаях можно приобрести жатку, в других — трактор или комбайн, — рассуждает он. — В последнем случае также всегда есть выбор, какой лучше купить — сразу мощный или начать с более компактной модели, универсальных рецептов нет».

С учетом развития сельского хозяйства рост спроса на технику наблюдается во всех сегментах, отмечает гендиректор AGCO-RM Татьяна Фадеева. Особенно это заметно, по ее словам, в сегменте высокопроизводительных машин: тракторов, комбайнов и оборудования для кормозаготовки и посева. 

Больше всего не хватает как раз той техники, которая сейчас становится все более востребованной: современных мощных и технологичных машин, уверен руководитель отдела продаж сельхозтехники John Deere Александр Михайлов. Между тем техника, оснащенная дополнительными интеллектуальными функциями, может решать весь спектр задач агрария — обработка почвы, уборка, уход за урожаем. По его наблюдениям, сейчас повышенный спрос наблюдается на мощные трактора, комбайны, самоходные опрыскиватели, сеялки точного высева и др. 

У сельхозпроизводителей сохраняется дефицит как техники, так и современных технологий, которые имеют для АПК серьезное значение: фермеры активно переходят на использование «цифры», вторит Михайлову директор департамента маркетинга «Ростсельмаша» Андрей Рябов. Тем не менее аграриям по-прежнему не хватает современной высокопроизводительной цифровизированной техники. Доля зерноуборочных комбайнов старше 10 лет составляет 44%, кормоуборочных — 42%, тракторов — 58%. Именно поэтому одним из важнейших элементов техники ростовской компании в 2021 году станет набор умных электронных систем, предназначенных для автономного вождения агромашин, увеличения производительности и снижения трудоемкости проведения полевых операций, экономии ГСМ и трудозатрат, безостановочной работы в условиях плохой видимости и в темное время суток. 

0030.jpg

Если смотреть в целом на процесс модернизации сельхозпроизводства, то важно понимать, что сейчас решается проблема, которая складывалась десятилетиями, подчеркивает Елизарова. В 1990-х и начале 2000-х годов уровень обновления машинно-тракторного парка был критически низким, напоминает она. Динамичное развитие отечественного сельхозмашиностроения позволяет постепенно выбираться из той технической и технологической ямы, в которую попали российские аграрии. «Например, Минсельхоз России в конце прошлого года сообщал, что впервые за долгое время в нашей стране почти сравнялось количество выбывшей и приобретенной агротехники. Учитывая, что отечественные заводы занимают почти две трети внутреннего рынка, их заслуга в этом велика», — обращает внимание эксперт. Однако, несмотря на то, что производство российской сельхозтехники с 2013 по 2020 год увеличилось более чем в четыре раза, в направлении модернизации АПК предстоит проделать еще очень много. Ведь недостаточная техническая оснащенность хозяйств не позволяет увеличивать производительность, влечет за собой издержки, не дает возможности осваивать залежные земли, становится причиной низкой маржинальности. 

claas.jpeg

Что покупают аграрии

В прошлом году закупали все, что имелось к продаже, утверждает Алтынов. По деньгам это примерно 40-45% на 55-60% в пользу отечественной техники. Всего в 2020-м сельхозпроизводителями было приобретено около 22 тыс. тракторов и 7 тыс. комбайнов, информирует «АСХОД». По данным «Росспецмаша», отгрузки аграриям тракторов составили почти 28 тыс. ед., комбайнов — 6,2 тыс. ед. (см. график на стр. ХХ). В денежном выражении рынок, по предварительным данным, вырос на 15-25%, в немалой степени благодаря импорту за счет роста курса валют на 25%, добавляет Алтынов. 

Результаты прошлого года показали, что аграрии начали активнее двигаться в направлении обновления своих парков, считает Фадеева. По данным AEB Agriculture Stats, за этот период рынок западных тракторов и комбайнов в России показал суммарный рост на 22,1% в сравнении с 2019 годом. «Здесь прослеживается прямая связь с тем, что в ушедшем году производители и дистрибьюторы техники активно поддерживали клиентов — фиксировали курс валют, запускали лизинговые программы, которые позволяли приобретать технику с небольшим первоначальным взносом (а то и вовсе без него) под минимальный процент удорожания», — поясняет она.

Анализ спроса сельхозтехники, представленной на маркетплейсе «Свое фермерство», говорит о том, что на первичном рынке наибольшей популярностью пользуются машины отечественного производства таких компаний, как «Ростсельмаш» и «Петербургский тракторный завод». В тройку лидеров по спросу входит также «Минский тракторный завод». Иностранная техника в большей степени ценится на вторичном рынке. Популярность отечественных машин можно объяснить еще и выросшим на фоне пандемии курсом валюты. В результате наметилась тенденция сокращения импорта зарубежной техники ввиду дороговизны. 

По программам «Росагролизинга» в 2020 году среди уборочных машин самым востребованным стал комбайн «Ростсельмаша» ACROS-595 Plus, на его долю пришлось около 16% от всего объема поставок в данной категории. Среди тракторов малой мощности с долей в 21% лидирует «Беларус-82.1» производства «МТЗ». Среди энергонасыщенных тракторов первым стал «Кировец» К-742 ПТЗ — 14% от общего объема в этой категории. Поставляемая «Росагролизингом» техника преимущественно имеет отечественное происхождение, исключение составляют машины, аналоги которых отсутствуют на территории России, уточняет Ротова.

В прошлом году «Ростсельмаш» нарастил продажи во всех сегментах присутствия, рассказывает Рябов. «Традиционно в структуре реализации нашей компании преобладают зерноуборочные комбайны. При этом в 2020-м мы существенно увеличили поставки высокопроизводительных машин 6-7 классов (ACROS 595 Plus, TORUM, RSM 161)», — делится руководитель. В то же время наибольшие темпы прироста отгрузок зафиксированы в сегменте тракторной техники. Кроме того, компания активно развивает направление кормоуборочных комбайнов. В серийное производство запущены высокопроизводительные комбайны серии F2000. Семейство этих машин представлено моделями с мощностью двигателя 450, 550 и 650 л. с, при их проектировании закладывался запас прочности с учетом возросших требований к мощности машин и качеству корма, говорит Рябов. Всего же в 2020 году «Ростсельмаш» реализовал на внутреннем рынке и поставил на экспорт 14,8 тыс. ед. различной агротехники, что на 36,8% больше, чем в 2019-м. Перспективы следующего сельхозгода компания тоже оценивает позитивно, в первую очередь ввиду рекордного урожая зерновых вкупе с благоприятной ценовой конъюнктурой зернового рынка, сложившейся в сезоне-2020/21.

Weidemann увеличил денежный оборот, полученный от реализации своих погрузчиков в России, на 30% по сравнению с показателем годом ранее, сообщает руководитель направления маркетинга в Восточной Европе в Weidemann Денис Пронин. «Мы видим, что аграрии стали выбирать погрузчики более ответственно, больше ориентируясь на собственные потребности, — рассказывает он. — Ранее существовал тренд приобретать машины как можно большего размера, например с высоким вылетом стрелы и грузоподъемностью, сейчас покупки становятся более обдуманными». Также хозяйства стали заказывать больше различного навесного оборудования, чтобы машина стала еще более многофункциональной.

0032.jpg

Спрос на агротехнику довольно активен во всех сегментах, отмечает Александр Михайлов. Современная агротехника необходима на любых этапах сельскохозяйственного цикла, начиная от посевной и заканчивая уборочной. У аграриев появилось понимание, что автоматизация любых процессов приводит к повышению производительности. «Соответственно, спрос сместился в сторону более продвинутых с технологической точки зрения продуктов, если сравнивать с прошлыми годами, — разъясняет он. —  Современные решения окупают себя за пару лет — это подтверждается примерами наших клиентов — поэтому многие из них все охотнее идут на обновление». 2020-й был для компании годом роста и развития на российском рынке. Несмотря на все сложности, удалось превзойти запланированные показатели. В 2021 год John Deere также смотрит с оптимизмом.

Вхождение России в число мировых лидеров по производству и экспорту зерна, безусловно, поддерживает рост спроса на зерноуборочные комбайны, считает Дирк Зеелиг. А значительные инвестиции в развитие молочного животноводства повышают популярность кормозаготовительной техники. В целом для компании Claas прошлый год в России сложился очень благополучно, доволен топ-менеджер. Продажи ключевого продукта — зерноуборочного комбайна Tucano — выросли на 20%. Этому способствовало несколько факторов: второй по объемам за всю историю страны урожай, высокие цены на зерно на мировых рынках, а также меры господдержки. К примеру, реализация техники по льготным программам «Росагролизинга» увеличилась вдвое, таким образом была реализована каждая третья машина Claas.

Рост продаж был отмечен и в сегменте кормозаготовительной техники, которая пользовалась спросом у животноводческих хозяйств как молочного, так и мясного направлений. Доля комбайна Jaguar увеличилась до 53% среди западных брендов, до 26% выросла доля бренда в сегменте прицепных орудий для заготовки кормов (косилки, ворошители и валкователи). Стабильными остаются позиции компании и в сегменте тракторов, а наиболее высоким спросом пользуются мощные тракторы Axion 900, рассказывает Зеелиг.

На ближайший год прогнозы компании по объемам реализации сельхозтехники остаются положительными. Основным трендом на российском рынке является акцент на росте производительности, поэтому аграрии все больший интерес проявляют к технологиям высокоточного земледелия и использованию цифровых решений. «В ответ на это Claas, среди прочего, с одного до пяти лет продлевает срок лицензии на пакет Telematics, который включается в базовую комплектацию тракторов. Также в следующем году уже на всю Россию, а не только на Центрально-Черноземный регион и Сибирь, распространится услуга удаленного технического обслуживания Remote Service 2.0», — делится Дирк Зеелиг.

3278.jpg

Стоп-факторы

Обновлению парка техники могут мешать несколько факторов. Прежде всего это цена, которая для отдельных моделей измеряется десятками миллионов рублей. Именно по этой причине малые хозяйства в большей степени ориентируются на покупку б/у машин. Стоимость одной и той же техники, в первую очередь импортной, может меняться на 10-20% за несколько недель, отмечает Татьяна Фадеева. Государственные и региональные субсидии на отечественные машины помогают лишь некоторым аграриям. К тому же техника, которая выпускается в России, не может заменить всю технологичную продукцию зарубежных производителей.

Стоимость — действительно самый болезненный момент в приобретении техники, соглашается Александр Корбут. В ближайшей перспективе возможно резкое увеличение утилизационного сбора на самоходную технику, что так или иначе тоже отразится на ее цене. На момент подготовки статьи проект постановления находился на рассмотрении у правительства. Документ направлен на ограничение субсидированного и бывшего в употреблении импорта, «который уничтожает отечественное машиностроение за счет демпинга и теневых схем поставок». Согласно проекту постановления, коэффициент расчета размера утилизационного сбора на ряд самоходных машин и прицепной техники может увеличиться в два-три раза.

«Росспецмаш» поддерживает предложение по индексации ставок утилизационного сбора, к тому же оно распространяется только на те виды техники, которые не производятся на территории нашей страны. «Индексация утильсбора не приведет к росту цен на внутреннем рынке на отечественную технику, и на иностранную, аналогов которой не производится в России, тоже», — комментирует Елизарова. 

Но официальный представитель Ассоциации производителей сельхозтехники Германии (VDMA Agricultural Machinery) в России Михаил Мизин не так оптимистичен. По его словам, повышение утильсбора ограничит доступ аграриев к современной технике и технологиям, что негативно скажется на всем АПК. «Российские производители техники за последние годы продемонстрировали прогресс по качеству и развитию производств, в том числе на экспорт, но важно понимать, что это было сделано за счет высокого уровня конкуренции на рынке, — акцентирует внимание он. — Россия для большинства мировых производителей техники — один из приоритетных рынков. Соответственно, все передовые модели, которые появляются у машиностроителей, достаточно быстро начинают продаваться и в России, где им приходится конкурировать с отечественными игроками, которые, в свою очередь вынуждены „подтягивать“ свою технику до этого уровня». Если будет введен новый утильсбор, то уже в текущем году рынок может упасть в единицах на 10-15%, опасается Александр Алтынов. 

Утилизационный сбор, заметно увеличивающий стоимость импортной техники — это способ заставить иностранные компании локализовать производство в России, уверен заместитель гендиректора холдинга «Продимекс» Вадим Ерыженский. «С точки зрения государства перенос производства в Россию — это неплохо. Но не всякую технику рентабельно производить в нашей стране даже в крупноузловом формате, — отмечает он. — Производителям тех же свеклоуборочных комбайнов просто нет смысла создавать здесь предприятие — объемы рынка незначительные, а конструктивная сложность высочайшая». Что касается прицепной и зерноуборочной техники, ее выпуск еще можно локализовать, а вот сложные комбайны так или иначе придется завозить из-за рубежа, но, возможно, уже по повышенным из-за утильсбора ценам. Отчетливо понимая, что какие-то машины никогда не будут производиться в России, государство могло бы установить особый режим их приобретения, предлагает топ-менеджер. В противном случае аграриев ставят в заведомо менее конкурентное положение в сравнении с их коллегами за рубежом. 

Среди других факторов, которые могут ограничивать закупки сельхозтехники в этом году, Александр Корбут выделяет «дестабилизирующие ограничительные меры госрегулирования» — пошлины на экспорт зерна и масличных. По мнению эксперта, они приведут к сокращению доходов агропроизводителей и, как следствие, к меньшим инвестициям. «Недаром одним из ярых противников введения пошлин выступает сельхозмашиностроение — участники отрасли понимают, что на них это отразится негативно», — напоминает он. Искусственные преграды со стороны государства, декларируемая защита отечественного производителя приводят к повышению цен и удорожанию финансирования импортной техники, в том числе и не имеющей аналогов в России, добавляет Пронин.

Среди главных причин, ограничивающих обновление машинно-тракторного парка АПК, — именно недостаточный платежеспособный спрос, наблюдаемый последние годы, говорит Алтынов. «Рентабельность АПК и так невысокая, цены на продукцию динамично меняются, затраты стабильно растут, а тут еще регуляторные меры государства, высокие процентные ставки по кредитам и лизингу, и новый утилизационный сбор только усугубит ситуацию», — предупреждает он. 

0033.jpg

Мешает аграриям непредсказуемость и волатильность зернового рынка, полагает Андрей Рябов. Хозяйства обновляют технику в основном когда получают хороший урожай и выручку от его продажи. А низкий уровень обеспеченности современными машинами предъявляет требования комплексного обновления парка техники, к большому объему замены устаревших единиц, что требует высоких затрат. Поэтому высокая потенциальная заинтересованность часто не обеспечена ликвидным спросом. «И здесь на первый план выходит необходимость господдержки», — уверен руководитель.

Темпы приобретения современной сельхозтехники, по словам Елизаровой, напрямую связаны с финансовым состоянием аграриев. Если у фермера нет денег, то он не сможет обновить парк, несмотря на обилие предложений. Если он располагает средствами, то «голосует рублем» за те агромашины, которые экономически более эффективны. Сдерживающими факторами также являются высокие ставки по кредитам, рост налоговой нагрузки, постоянно растущие цены на бензин, дизельное топливо и электричество, перечисляет директор «Росспецмаша». Темпы обновления парка зависят и от цен на сельхозпродукцию, вторит она остальным: в случае низкой цены аграрии приобретают меньше техники, чем планировали. Кроме того, заводы часто сталкиваются с неопределенностью спроса, когда аграрный бизнес по каким-то причинам откладывает решение о модернизации производства даже при хороших ценах на сельхозпродукцию. 

Обновлению техники мешает дефицит квалифицированных кадров, а именно, отсутствие грамотных механизаторов в хозяйстве, которые могли бы в полном объеме использовать возможности сложной техники, уверена Любовь Любаева. «Технический прогресс в производстве современных агромашин опережает процесс подготовки кадров по их обслуживанию и эксплуатации, — констатирует она. — На рынке наблюдается явный дефицит курсов и образовательных программ для обучения механизаторов нового поколения». С учетом этого техника в сельхозпредприятиях меняется относительно редко, особенно в небольших хозяйствах. Если за ней осуществляется хороший уход, то срок эксплуатации составит до 10-15 лет. Чаще самих машин аграрии приобретают специализированное навесное оборудование, которое позволяет из трактора сделать мультиинструмент для работы. Хозяйства средней величины, как правило, держат от 10 до 15 ед. таких агрегатов.

0034.jpg

Пока есть с чем выходить в поле

Состояние своих сельскохозяйственных машин сами аграрии оценивают в основном как удовлетворительное, однако желание модернизировать и обновить имеющийся парк также есть почти у всех. «Продимекс» обновляет технику планово, в 2020 году на эти цели было направлено около 1,5 млрд руб. «У нас есть инвестпрограмма, в рамках которой мы заменяем устаревшие машины и оборудование на современное, правда, до кризиса, связанного с падением цен на сахар, мы занимались этим более активно, закупая, например, зерноуборочные комбайны десятками», — сообщает Вадим Ерыженский. Сейчас, в условиях ограничения отпускной цены на сахар и непонятной ситуации со стоимостью сахарной свеклы в новом сезоне, программа сокращена до необходимого минимума, делится он. И все же пока что недостатка техники в хозяйствах холдинга не ощущается, скорее, растет нагрузка на каждую единицу, оптимизируется работа, добавляет топ-менеджер.

«Я начал заниматься сельскохозяйственным бизнесом в 2004 году и сразу обновил почти на 80% машинно-тракторный парк предприятия, куда пришел работать. В результате была создана огромная финансовая нагрузка — почти 400 млн руб. В дальнейшем обслуживать лизинг и кредит было очень тяжело!» — признает директор по развитию «Агрофирмы Поволжья» (Ульяновская область) Артем Матевосян. По его словам, лучше обновлять технический парк равномерно. По-хорошему, стоит озаботиться приобретением новых единиц взамен старых после восьми лет эксплуатации. Впрочем, сейчас дефицита техники в компании не ощущается: есть как отечественные (трактор «Кировец»), так и иностранные (Claas, Challenger и John Deere) машины. Предпочтение же руководитель отдает последним, хотя их обслуживание и изначальная цена всегда выше, чем российских.

КФХ Никиты Токмакова (Воронежская область) в этом году приобрело новый трактор — «Кировец 400+». Для него требуется и современная почвообрабатывающая техника. «Это у нас сейчас в приоритете. Также смотрим на качественную зерновую сеялку с возможностью прямого посева, — сообщает глава хозяйства. — Еще мы закупили трактор „Кировец К744Р4“ с культиватором, телескопический погрузчик Dieci и опрыскиватель — это все б/у техника, но в хорошем состоянии. Из новой мы, помимо трактора, взяли восьмикорпусной плуг и глубокорыхлитель ПЧП 4.7 от „БДТ-Агро“». Последнее обновление парка обошлось предприятию примерно в 8 млн руб. Малым хозяйствам не всегда стоит приобретать импортную технику, считает Токмаков. Ее стоимость, запас прочности и «навороты» нередко неоправданны. В самом КФХ много отечественных машин, их к тому же легче, дешевле и быстрее можно ремонтировать. 

Финансовый директор ГК «Родное» (Тульская область) Дмитрий Инютин оценивает парк сельхозтехники своей компании если не на отлично, то на твердую четверку. В этом году предприятию даже удалось увеличить инвестиции в обновление парка, хотя цены на каждую единицу техники выросли. «Мы пользуемся лизингом, субсидиями от государства, это здорово помогает», — добавляет топ-менеджер.

«Родное» приобретает и импортные, и отечественные агромашины. Так, тракторы принципиально завозятся из-за рубежа, они более высокого качества, утверждает Инютин. Сеялки тоже приобретаются у иностранных производителей, а вот комбайны можно закупать и российские, они с нагрузкой справляются. Прицепная техника есть и отечественная, и импортная. «Безусловно, растущий курс доллара бьет по бюджету, но пока что удается находить средства на модернизацию и перевооружение, планируемое с желаемым сходится», — подытоживает он.

Птицефабрика «Сметанино» (Смоленская область) в последние годы делает акцент на развитии собственного растениеводства и поэтому активно приобретает новые трактора и прицепную технику для возделывания зерновых, рассказывает гендиректор предприятия Юрий Давыдовский. «Сейчас у нас заключены договора с „Росагролизингом“ на поставку четырех тракторов, трех зерноуборочных комбайнов и прицепных агрегатов — плугов, сеялок, опрыскивателей, разбрасывателей минеральных и органических удобрений, — перечисляет он. — Часть машин уже поставлена, остальная будет в хозяйстве до начала посевной». Техника приобретается в основном отечественная, так как имеются проблемы с кадрами для работы на импортной, признает руководитель. В договорах «Росагролизинга» по программе «Раннее бронирование» предусмотрена поддержка Минсельхоза, по программе администрации Смоленской области птицефабрика планирует получить возмещение части затрат на покупку новой самоходной и прицепной техники от 20 до 40% от ее стоимости, добавляет он.

Льготы для аграриев

В России действует ряд мер господдержки покупки сельскохозяйственной техники аграриями. Одной из ключевых программ, по мнению Аллы Елизаровой, является постановление правительства № 1432, в рамках которого аграрии могут приобретать технику со скидкой. В 2020 году эта скидка составила 10% (ранее — 25-30%), такой же размер компенсации ожидается и в 2021-м. Также действует программа льготного лизинга, механизмы субсидирования транспортировки продукции, компенсации части затрат на проведение НИОКР, льготное кредитование и ряд других мер. «Для дальнейшего развития производства сельхозтехники в России и роста темпов технической модернизации АПК необходимо сохранить эти меры поддержки, заложив необходимый объем финансирования на ближайшие годы», — считает эксперт.

Проводимая государством политика в области обновления основных средств производства АПК успешно способствует наращиванию объемов парка техники, уверена Мария Ротова. В 2020 году впервые за долгое время отмечался прирост самоходной сельхозтехники в хозяйствах аграриев страны. «Это важный результат, изменяющий многолетнюю тенденцию выбытия средств производства. Медленно, но верно мы идем к цели», — говорит она. За 20 лет работы в отрасли «Росагролизинг» инвестировал в развитие АПК страны свыше 330 млрд руб. и поставил аграриям более 108 тыс. ед. техники и оборудования. Максимальные результаты поставок пришлись на прошлый год, сообщает руководитель.

«Необходимо убрать препятствия (пошлины, утильсбор) для импортных машин, раз свои заводы не справляются», — предлагает Алтынов. Также нужно допустить в коммерческий блок «Росагролизинга» иностранные машины из числа очевидно не имеющих аналогов в стране, докапитализировать компанию и стимулировать арендный бизнес техники, предлагает он. В целом во главу угла нужно поставить интересы АПК, а не развития машиностроения. Промышленность сама возьмет свое, как только отрасль начнет показывать должную эффективность и рентабельность, полагает Алтынов. 

 «Хотелось бы иметь доступ к более широкой линейке техники, включая импортную, не производимую в России, по программе федерального лизинга, иметь возможность оплачивать лизинговые платежи негосударственным лизинговым компаниям за счет льготных кредитов», — мечтает Вадим Ерыженский. 

У фермеров есть понимание, что обновление парка техники новыми современными машинами — один из наиболее эффективных способов повышения производительности, и они ищут все возможные пути их покупки, комментирует Дирк Зеелиг. Поэтому любые действия государства и самих производителей сельхозмашин в этом направлении находят живой отклик. «Claas со своей стороны разрабатывает программы выкупа старой техники по схеме „трейд-ин“, стремимся находить и другие, в том числе индивидуальные решения по инструментам финансирования», — делится руководитель.

«Ростсельмаш» тоже старается сделать технику доступнее для клиентов. «Аграрии могут получить индивидуальную программу финансирования, а также необходимую консультационную поддержку в компании или у дилеров „Ростсельмаша“», — сообщает Андрей Рябов. — Мы активно сотрудничаем с крупнейшими лизинговыми компаниями («Росагролизинг», «Сберлизинг» и др.), банками-партнерами (Россельхозбанк), активно участвуем в проведении совместных акций, чтобы предоставить клиентам простые и удобные способы, а также наиболее выгодные условия по приобретению сельскохозяйственной техники».

Weidemann участвовал в акции «Росагролизинга» «Раннее бронирование» и предоставлял на все модели продленную гарантию на пять лет или 5 тыс. моточасов. Также компания проводит практические демопоказы непосредственно в хозяйствах, чтобы клиент мог лично выбрать ту модель, которая оптимально подойдет для его потребностей, рассказывает Пронин.

Предоставляет специальные условия и John Deere, и программ довольно много. «С помощью наших официальных дилеров мы стараемся гибко подходить к каждому конкретному клиенту и стремимся формировать индивидуальные предложения. Это может касаться и непосредственно условий покупки техники, и дальнейшей эксплуатации машин, сервисного обслуживания и так далее», — сообщает Михайлов.

У AGCO-RM даже есть своя финансовая компания, выведенная в отдельное подразделение, — «АГКО Финанс». Более 10 лет она предоставляет услуги финансового лизинга для всей линейки техники и оборудования от AGCO-RM под брендами Fendt, Massey Ferguson и Valtra, рассказывает Татьяна Фадеева. Клиенты могут подобрать для себя удобные сроки лизинга и оплаты, а также, если это позволяют условия программ, воспользоваться «лизинговыми каникулами» или купить технику по фиксированному курсу валют.

Источник: www.agroinvestor.ru
обратно к списку