В Молдове

Фруктовый бизнес Молдовы в сельхозсезоне-2022: предварительные результаты и выводы

Автор: Вадим Кетрарь

 

В сентябре «сезон фруктов» в РМ достиг условного экватора. Уборка и реализация косточковых плодов большинства видов завершились или, по крайней мере, уже есть понимание того, как эти процессы достигнут логического окончания. Параметры бизнеса семечковых фруктов – пока уравнение со многими неизвестными. Тем не менее уже можно подвести предварительные итоги, а также строить прогнозы, причем не только на окончание текущего маркетингового сезона.

 

Черешня.

После двух относительно плохих сезонов, когда качество черешни (из-за крекинга – растрескивания плодов вследствие избытка влаги в период уборки) вовсе не способствовало ее активному экспорту, в 2022 году этот фрукт, наконец, «выстрелил». В нынешнем году экспорт молдавской черешни превысил 14 тыс. тонн при общем объеме производства  18–20 тыс. тонн. В предыдущие годы экспорт едва достигал 5–7 тыс. тонн, производство – 12–15 тыс. тонн.

Сложно выделить основной фактор успеха черешневого бизнеса в нынешнем году. Это, вероятно, и продолжающийся процесс вступления в полное плодоношение молодых интенсивных садов, и (наконец-то!) относительно благоприятное сочетание погодных факторов. Хотя, с коммерческой точки зрения, очень большую роль в наращивании экспорта черешни сыграло на удивление оперативное создание «зеленых коридоров» для экспорта скоропортящейся плодовой продукции на молдавско-румынской границе. Сложно хвалить правительство в контексте беспрецедентного экономического кризиса, но в данной ситуации оно заслуживает похвалы. 

Абрикос и персик.

Эти два вида фруктов стоит рассматривать единым блоком, поскольку рыночные тенденции в данных сегментах фруктовой отрасли были сходными. Урожай-2022, по экспертным оценкам, получен средний или чуть выше: 13–14 тыс. тонн (с 3,4 тыс. га) и 16–18 тыс. тонн (с 3,9 тыс. га) соответственно. Экспортный потенциал этих фруктов сильно пострадал вследствие вооруженного конфликта в соседней Украине. Ранее значительная доля экспортных поставок абрикоса приходилась на украинский и российский рынок, персика – на российский и белорусский рынок. И если сложности транспортной логистики для поставок сравнительно дорогой молдавской черешни не явились фатальными, то на экспорт абрикоса и персика они оказали существенное негативное влияние. Поставки персика поздних сортов в Белоруссию в августе чуть активизировались, но, увы, было уже поздно.

Зато высококачественный абрикос и особенно персик из холодильников садоводов-трейдеров, наконец-то, попал в отечественный сетевой и просто магазинный ритейл. Причем по более-менее вменяемой цене, что было приятно для среднестатистического молдавского потребителя, в последнее время не слишком избалованного ценовой доступностью качественных фруктов и овощей.

Общим в процессах реализации абрикосов и персиков в нынешнем сезоне было и то, что они в большом количестве – по 2–3 тыс. тонн – были закуплены местными консервными фабриками (в предыдущие годы по 0,5–1,0 тыс. тонн). При этом фабрики платили за персик-сырье по 4–4,5 леев/кг. Для года с большими сырьевыми потоками  – это хорошая цена, в сходные сезоны она обычно на 30–40% ниже. Стоит отметить, что в нынешнем году молдавские консервные фабрики впервые за много лет закупили на внутреннем рынке столько персика и абрикоса, сколько им было необходимо для изготовления пюре (используемое в собственном производстве соков и сокосодержащих напитков). В прошлые сезоны они иногда были вынуждены закупать греческий персик.

И, пожалуй, один из важнейших для фермеров-садоводов «бонусов»: в июле и большую часть августа минимальная цена на персик низкого и среднего качества держалась на относительно высоком уровне только благодаря тому, что напряжение с внутреннего «свежего рынка» снимал сектор переработки.

Слива.

В нынешнем году, судя по всему, слива может стать самым проблемным косточковым фруктом. Причин несколько. Собственной сливы в этом году много в Румынии, Польше и особенно в Сербии. И если румынская и польская слива имеет обыкновение заканчиваться ко второй половине октября (и ее рыночное место «без боя» занимает молдавская продукция), то сербская слива – это конкурент долгосрочный.

В 2022 году конкурентных преимуществ сербской сливы над молдавской особенно много. Первое преимущество – в объемах продукции. Согласно предварительным оценкам, урожай сливы в Молдове ожидается в пределах 70–80 тыс. тонн, это один из наименьших показателей в пятилетии (урожай сливы чуть ниже 70 тыс. тонн был лишь в 2020 году). В Сербии, по экспертным прогнозам, урожай сливы в нынешнем году будет относительно неплохой – приблизительно в 6 раз больше, чем в Молдове. При этом для сербской сливы открыт доступ и на европейский, и на российский рынок – это второе важное преимущество. Третье, связанное с предыдущим, – более простая и, возможно, дешевая транспортная логистика при экспорте в оба направления.

Четвертое преимущество – цены на российский газ в Сербии существенно ниже, чем в Молдове. Отмеченный фактор конвертируется в очень конкурентоспособные цены на сливовое пюре. В этой связи стоит напомнить, что в данный момент молдавские консервные фабрики платят фермерам за промышленную сливу в саду около 2,5 леев/кг. Лишь слива на сушку может стоить дороже – до 4-4,5 леев/кг, но спрос на сырье для производства сухофруктов невысок (хотя и демонстрирует предпосылки роста). Из-за дорогих энергоресурсов себестоимость и чернослива, и сливовой пасты, и сливового дистиллята в Молдове высокая. Торговые перспективы этих товаров на рынках ЕС и СНГ в нынешнем году сомнительные. Не исключено, что осенью молдавские переработчики сливы решатся или снизить закупочные цены на сырье, или сократить объемы его приемки. Любой из этих вариантов негативно повлияет на местный «свежий рынок».

В каком-то смысле, как говорят фермеры, «это даже хорошо, что урожай сливы невысок, значит, будет проще удерживать сравнительно высокий уровень цен». Хотя при слабых перспективах крупномасштабного экспорта и переработки не исключено, что на внутренний «свежий рынок» вынужденно поступит много сливы. То есть у потребителя появится возможность недорого закупить не только персик, но и сливу (хотя вряд ли для приготовления домашнего варенья или повидла: сахар точно будет дорогой, как и энергоресурсы).

Яблоко.

«Потенциальный чемпион по генерированию стресса» всем субъектам молдавского фруктового бизнеса. Своего рода «птица Феникс», которая опять сгорит, но на этот раз может и не возродиться из пепла. Весной нынешнего года, по мере разрастания вооруженного конфликта, возникли проблемы со сбытом яблок – вот он, конец этого бизнеса в нынешнем формате. Но чудесным образом (на самом деле – благодаря смелости, рискам и трудам трейдеров-экспортеров) к лету стало понятно, что яблоко урожая-2021 не потеряно, а окольными путями все-таки доставлено в РФ, причем в объеме более 200 тыс. тонн, сопоставимом или даже превышающем таковой в мирные годы. Кроме того, молдавские поставки яблока в Румынию весной этого года в разы превысили его экспорт за предыдущие два года. Это вызвало даже что-то похожее на браваду в рядах молдавских операторов фруктового рынка.

Но тут совсем некстати случилось российское эмбарго на поставки растениеводческой продукции из РМ. Причем, видимо, надолго. И дело не только в «идеологической несовместимости» молдавских и российских правящих элит, препятствующей или, по крайней мере, очень сильно усложняющей вероятность того, что технические министерства и ведомства двух стран договорятся и решат проблему. Среди прагматичных операторов плодового бизнеса и в РМ, и в РФ бытует мнение, что эмбарго «по карантинно-политическим мотивам» – это еще и удобный способ решить вопрос протекционистской поддержки местного российского садоводства, яблочный сегмент которого в последние несколько лет и без того очень динамично растет. Соответственно режим преференциальных поставок на местный рынок молдавских яблок (и в меньшей мере – сливы) для него как «красная тряпка для быка».

В принципе, фабула примерно такая же, как и в случае со сливой: «хорошо хоть урожай-2022 небольшой». По экспертным оценкам, всего-то 380–420 тыс. тонн; по министерскому прогнозу, подтвержденному Ассоциацией Moldova Fruct, – 485 тыс. тонн (для сравнения: в 2021 году урожай яблок составил около 660 тыс. тонн). Но и такой объем продукции реализовать на «свежем рынке» непросто, особенно при отсутствии емкого и, как бы, все еще всеядного российского рынка (где требования к качеству продукции стереотипно ниже, чем в ЕС, страна Персидского Залива и т.п.).

Остается, правда, надежда на щедрость переработчиков, традиционно настроенных сохранить благосклонность фермеров-партнеров (для которых, впрочем, любая предложенная цена – низкая). Представители Ассоциации производителей плодоовощных консервов Speranța Con утверждают, что примут столько яблока нового урожая, сколько фермеры-садоводы предложат. Поскольку, по крайней мере, у некоторых фабрик есть рабочие варианты экспорта яблочного концентрата не на европейский рынок, где «из-за польской продукции слишком тесно», а в США и Канаду.

Энергоресурсы и связанные с ними затраты будут высокими у всех переработчиков, в этом смысле шансы на конкурентоспособность есть у всех. А вот с ценами на сырье возможен разнобой. Польским фермерам правительство, возможно, предложит доплаты к цене на индустриальное яблоко. В Молдове таких субсидий точно не будет. Переработчики в попытке удержаться в зоне рентабельности в начале сезона переработки яблок осенних сортов не планируют платить за него больше, чем за летнее «яблоко на сок» – около 1,4–1,45 леев/кг в саду. Для большого количества фермеров, располагающих старыми яблоневыми садами, это крайне тревожный сигнал. Ибо, как упоминалось выше – любая закупочная цена с фермерской точки зрения априори низкая. Особенно в контексте подорожания всех производственных ресурсов, но неизменном желании выжать из бизнеса (и просто жизни) все возможное.

Для сельхозпроизводителей, обрабатывающих интенсивные сады и обладающих современной послеуборочной инфраструктурой, сезон «без российского рынка» – это сложнейший год кардинального изменения бизнес-модели. Однако, как отметил в беседе с редактором AGROEXPERT, один очень правильный фермер-садовод и коммерческий директор предпринимательского кооператива: «даже в таких условиях кто-то будет искать возможность, а кто-то – причину не делать».

Увы, строго в рамках «закона Парето» соотношение первых и вторых – 20/80. Первые более-менее отчетливо представляют, сколько и какого яблока они заложат на хранение в свои холодильники, кому и когда его продадут. При этом они открыты для поиска новых покупателей и конструктивного диалога с ними, что, вероятно, тоже даст эффект. Вторые, которых, условно, процентов 80, надеются «переждать в своем саду» - то есть, дождаться, когда к ним на предприятие сами придут/позвонят знакомые заготовители-трейдеры и предложат продать товар. Варианты, конечно, будут плохие – ибо война, эмбарго кризис. Почти как всегда. Но меняться сложнее и, конечно, затратней. Хотя, похоже, на сей раз, выбор совсем невелик: «меняйся или умри».

Поскольку, даже если бы не эмбарго, на российском рынке (уже на складе оптовика) яблоки неплохого качества местного производства ритейлер в конце августа мог купить дешевле 50 руб./кг. Молдавские яблоки – безусловно, самые вкусные и замечательные, но при таком уровне цен – не конкурентоспособные. А еще несколько лет, и это может обычным фоном на  рынке яблок в РФ. Значит, молдавским садоводам и трейдерам необходимо качество продукции и маркетинга, а так же, безусловно – альтернативные рынки сбыта.               

⚡️Следите за новостями Agroexpert в ->  Telegram | Viber | Facebook | Instagram | News letter!

înapoi la listă