Экспорт пшеницы – потом и в рамках квот, муки – скоро и в свободном режиме?

Агроменеджмент

В начале нынешней недели Американская торговая палата AmCham в партнерстве с группой трейдинговых и производственных компаний провела в Кишиневе общественный диспут на тему: «Влияние войны в Украине на рынок зерновых и масличных культур в РМ, перспективы нового сельскохозяйственного сезона».

На европейский и мировой зерновой рынок вооруженный конфликт, конечно же, оказывает самое негативное влияние. Ситуация в транспортно-логистической сфере близка к коллапсу. В Дунайско-Черноморском бассейне – заторы, простои судов-сухогрузов в очереди может составлять 20-25 суток. Постепенно «прорубается» нетрадиционный экспорт зерна из Причерноморья – через порты Балтики, но дело это не простое и объемы перевалки зерна пока не велики. По сведениям операторов регионального рынка, в последние два месяца Украине всеми возможными путями удается вывезти порядка 1-1,2 млн тонн зерна в месяц. Такими темпами вожделенный экспорт украинского зерна урожая-2021 может растянуться на многие годы.

Участники кишиневского диспута под эгидой AmCham пришли к очевидному выводу: принимая во внимание весь этот «пассив», в «активе» у зернотрейдеров РМ остается совсем мало возможностей – в самом лучшем случае транспортная инфраструктура страны и ее окрестностей в обозримом будущем позволит экспортировать максимум 100 тыс. тонн молдавских зерновых и масличных в месяц. А реально – и того меньше.

Но, опять-таки, эта проблема для зернового рынка РМ приобретет актуальность только лишь в случае, если (и когда) будет отменен запрет на экспорт молдавской пшеницы, введенный четыре месяца назад Комиссией по чрезвычайным ситуациям. Из того немногого, что сообщил в ходе диспута госсекретарь Минсельхозпищепрома MAIA Василе Шарбан на этот счет, можно сделать несколько выводов.

Первый вывод - вероятнее всего, экспорт пшеницы будет разблокирован не раньше завершения уборки зерновых первой группы – «когда зерно нового урожая будет в амбарах, тогда можно будет принимать обоснованные решения». Справедливости ради стоить отметить, что уборочная кампания на юге страны уже началась, и первые наблюдения, увы, не радужные: средняя урожайность много ниже оптимистичных прогнозов (ранее на уровне министерства речь шла о 4 т/га, по первым фактам – она ближе к 3 т/га).

Второй выводсвободного экспорта пшеницы в обозримой перспективе не будет в принципе. На данный момент руководство MAIA склоняется к квотированию внешних поставок. Против этого участники диспута со стороны зернового бизнеса не возражали, отметив в данной связи лишь, что экспортные квоты можно устанавливать каждый месяц – например, по 50 тыс. тонн пшеницы. И, за счет этого, власти будут «держать руку на пульсе рынка» и купировать риски – т.е. оставят за собой право оперативно снизить квоту, если рынок «слишком разогреется». Обо всем этом agroexpert.md писал ранее (https://agroexpert.md/rus/agromenedzhment/ritoricheskiy-vopros-spasut-li-kvoty-na-eksport-zerna-ot-podorozhaniya-hleba).

 Третий вывод - Минсельхозпищепром MAIA настроен не только одномоментно установить общий размер квоты на экспорт пшеницы, но и распределить ее межу крупными операторами зернового рынка - пропорционально их рыночной доле в предыдущем сезоне. Предложение, мягко говоря, спорное. Ведь кому-то из действующих трейдеров от квоты достанется совсем малый объем допустимого экспорта, кому-то – например, новым операторам зернового рынка – не достанется вообще ничего. Крупные зернотрейдеры окажутся в заведомо выигрышном положении в сравнение со средними и малыми рыночными игроками, ни о какой конкуренции тогда и речи быть не может. И это будет выглядеть как публичное унижение такой солидной госструктуры, как Совета по конкуренции, который уже было выступил в  «крестовый поход» на монополистов и прочих доминаторов – прежде всего зернового и масличного рынка РМ.

Сами крупные зернотрейдеры считают, что зреет очередная «ситуация цунцванг». Они будут «виновны» и если им достанется часть квоты на экспорт пшеницы при ее распределении по принципу «первый пришел – первый получил», и если за каждым крупным оператором зернового рынка административным путем будут закреплены фиксированные лимиты на внешние поставки зерна. Впрочем, по их мнению, «любой способ распределения экспортных квот все равно лучше полного запрета на экспорт».

Вообще, с запретами на экспорт пшеницы ситуация в каком-то смысле комична. В Европе эту «высшую меру» воздействия на внутренний зерновой рынок помимо РМ применили лишь Венгрия, Сербия и Болгария. Возможно, власти упомянутых стран – по своей инициативе или под давлением извне - пошли на эту жертву, дабы на европейском зерновом рынке «не путаться под ногами» таких аграрных гигантов, как Украина?  

Четвертый вывод– совсем свежая идея, выскочившая в ходе диспута, как «черт из табакерки». Очень может статься, что отмене запрета на экспорт пшеницы (которая еще непонятно когда случится) будет предшествовать разблокировка экспорта муки. Идея более странная, чем может показаться на первый взгляд. С одной стороны, формальная логика в этой идее MAIA присутствует – надобно поощрять экспорт продуктов с высокой добавленной стоимостью и «догружать» перерабатывающие мощности. Действительно, как утверждают рыночные операторы, в настоящее время в Молдове практически не действуют три довольно крупные и современные мукомольные фабрики – их можно запустить и «заточить» на экспортные поставки.

Но с другой стороны: макароны, печенье, крекеры и т.п. хлебопекарные изделия – продукты с еще большей добавленной стоимостью. Их производителям, практически всем, зерно – без надобности, им необходима мука, желательно качественная и недорогая. Потенциал мукомольной индустрии РМ, как заявил Василе Шарбан, составляет порядка 102-106 тыс. тонн в год. Помимо этого, в допандемийные и мирные годы Молдова импортировала до 100 тыс. тонн муки, в основном – из Украины. В прошлом году цены на нее выросли, объемы импорта с тех пор сократились примерно на две трети. Иными словами, местным мукомолам придется поднапрячься, чтобы в полной мере закрыть хотя бы потребности внутреннего рынка.

И вот теперь представьте: запрет на экспорт муки отменен, в соседней Румынии (и далее везде) мука ощутимо дороже, чем в РМ. Конечно, возить и хранить муку сложнее, чем зерно. Объемы экспорта вряд ли будут очень большими, внутренний рынок РМ может и не почувствовать такой отток товара. Но какие-то поставки будут осуществляться. И это будет «железным основанием» для мукомолов сообщить клиентам-хлебопекам примерно следующее: «муку мы экспортируем по более высокой цене - внешние поставки выгодней, поэтому или мы вам продаем меньше товара, либо поднимаем на него цену». Промолчать и воздержаться (от возможности заработать больше) в такой ситуации можно лишь в припадке спонтанного патриотизма и человеколюбия. В местном бизнесе – это редкий синдром.

С учетом вероятности такого сценария движимые стремлением обеспечить продовольственную безопасность и (с точки зрения цен) доступность продовольствия, а также дать фермерам и трейдерам возможность заработать, операторы зернового рынка РМ считают оптимальным следующий вариант. Экспорт пшеницы и пшеничной муки необходимо разблокировать одновременно, при этом ввести экспортные квоты: на зерно – большие, на муку – маленькие.

⚡️Следите за новостями Agroexpert в ->  Telegram | Viber | Facebook | Instagram | News letter!        

обратно к списку