4ºC Moldova
08:20 – 22 февраля 2019

Поле битвы — земля. Румыния

Бельгийское издание Mondiaal Nieuws ("Международные новости") поместило подробную статью о ситуации на земельном рынке в Румынии, где, в отличие от, например, Венгрии или Польши, никогда не было ограничений на покупку сельскохозяйственных земель иностранцами. Представляем ее вниманию читателей с минимальными сокращениями.

«Земельный поезд» уходит

Бельгийский фермер-картофелевод Франк Депоттер в 2018 г. купил 28 га земли в Румынии за 140 тыс. евро. Годом ранее он купил земли на 600 тыс. евро. «Мои уже 2000 га», - говорит фермер. Революция 1989 г. вернула землю крестьянам, но большинство из них так и не получили официальных подтверждающих документов о собственности на землю. «Я заплатил за регистрацию этого участка в кадастре и после смерти владельца наследник передаст ее мне», - говорит бельгийский фермер.
 
Земельная реформа в Румынии привела к возникновению мелких крестьянских наделов средней площадью около 2 га на месте бывших сельхозкооперативов и латифундий - наделов бывших крупных государственных хозяйств, приватизированных позже. Но сейчас многие владельцы мелких наделов уже перебрались в города. Такие участки до сих пор не включались в земельный кадастр. К тому же они были меньше минимального размера, установленного для получателей субсидий. Поэтому стандартных дотаций сельхозпроизводителям их владельцы тоже не имеют.
 
Но сейчас, как подытоживают датские риэлторы, происходит процесс реструктуризации, в ходе которого мелкие хозяйства сливаются в более крупные и прибыльные.
 
Франк Депоттер прибыл в Румынию в 2007 г., когда страна только вступила в ЕС. «Очень много мелких участков не обрабатывалось. Когда я начал их распахивать, хозяева стали приходить ко мне с предложением взять в аренду или купить их поля», - вспоминает бельгийский фермер.
В 2016 г. он уже смог купить комплекс по доработке картофеля в известной итальянской фирмы. И сейчас наемные работники пакуют картофель в ящики и отправляют в сеть супермаркетов Lidl. «Местные жители, которых я нанял, не имеют средств, чтобы обрабатывать свои участки. Поэтому я арендовал их землю», - говорит Ф. Депоттер.
За 10 лет он хочет выкупить всю землю, которую арендует. Фермер имеет приоритетное право выкупа арендуемых участков: владельцы могут продать землю другим людям только если арендатор откажется ее покупать. «С другими я имею договоренность: я сначала арендую их землю на 2 месяца, приобретаю приоритетное право на покупку и тогда покупаю. Если я найду человека, который продает свою землю, ничего не мешает оформить сделку прямо сейчас. Нотариус, оформляя наследство на землю, часто советует наследникам меня как заинтересованного покупателя.

Земельный поезд уходит, и я хочу на него успеть», — объясняет бельгиец.

За землей охотятся не только фермеры, а и инвестиционные компании

Румынской землей интересуются не только фермеры, но и инвестиционные компании. Одна из таких - датская FirstFarms, которая заявляет о «датском ноу-хау способа сделать выращивание культур прибыльным для владельцев». Они рассматривают инвестиционные возможности в Восточной Европе как приоритет благодаря низким зарплатам, низкой стоимости земли, росту спекулятивных цен на землю и политически обусловленному интересу к производству биоэнергии.

Если же по-простому, то компания сейчас занимается консолидацией земельных участков. Компания хочет за 2 года увеличить объем земли в обработке с 4 до 8 тыс. га. «Только отчаявшиеся румыны, у которых нет денег купить землю, называют это скупкой земли. Скупка земли - это немцы и итальянцы, которые быстро и дешево скупали земли в девяностые через различные теневые схемы», - рассказывает картограф компании

Золтан Богре. Он вспоминает, что его родители продали землю за пару сотен евро, чтобы оплатить его сестре год обучения в университете.

«Но то, что мы делаем сейчас - это лишь инвестирование. Но нормально, что мы получаем больше субсидий? Инвестиции наших акционеров должны быть прибыльными для них. Местные фермеры просто инвестируют собственные деньги», - говорит Золтан Богра.
 
FirstFarms создана бывшим датским банкиром, который в 2006 г.. привлек 63 млн евро для инвестиций в Словакии, Румынии и Венгрии. И контрольный пакет акций принадлежит другим датским инвестиционным компаниям.
 
Константин Уреке - фермер, имеющий участок площадью в 28 га, который граничит с землями FirstFarms. Он рассказывает, что его сосед, отдав FirstFarms 1 га земли, получил в обмен 3 га ближе к дому. «Иногда мы покупаем землю не для того, чтобы обрабатывать, а чтобы использовать ее как разменную монету в переговорах по консолидации земельных участков. Эти 3 га были для нас менее важными, чем тот 1 га, который расширяет наш консолидированный участок», - пояснил Золтан Богре.

У Константина Уреке совсем другой опыт отношений с FirstFarms «Датчане провели первую за 20 лет прочистку оросительных каналов. И без моего согласия выкачали всю грязь на мой участок». Представители FirstFarms в ответ сказали журналистам, что это ил, который Уреке может разбросать по своему участку как удобрение. Однако фермеру просто нечем это сделать, поэтому уже 2 года он не может использовать 1 га своих площадей. Показывая свою единственную машинерию - трактор 1993 г. выпуска, Константин Уреке отмечает: «Каждый из 14 новеньких тракторов, которые недавно купила FirstFarms, стоит больше, чем все мое хозяйство».
Его сосед добавляет:

«Они обложили налогами все! Банки не дают нам кредитов, разве что под заоблачные 12% годовых, тогда как иностранцы получают кредиты в своих банках под 2%. Они скупают всю землю, стимулируя рост цен на нее, и сбивают цены на зерно. Я получаю сотую часть тех субсидий, которые они получают! Цены на технику, на ремонт, на удобрения очень высокие! Почему я не бросаю это? Чтобы не быть рабом в своей собственной стране!».

Бельгиец и австриец

Среди необозримых лугов идет строительство деревянной фермы. «У меня есть 20 га земли, но нечем их обрабатывать. Поэтому я нанялся к австрийцу. Он платит мне минимальную зарплату, но что делать, когда надо содержать семью?», - говорит один из строителей Драгиц Мисков.

Этот австриец - Гельмут Культерер, владелец компании «Инеу», которая, по данным румынского правительственного органа, выдающего сельскохозяйственные дотации, является 22-м по величине землевладельцем страны. Он имеет около 7000 га одним массивом. В 2016 г. он получил более 1 млн евро сельскохозяйственных субсидий из европейского бюджета.

Тител Станич продал 33 га своей земли, а еще 27 га сдает в аренду бельгийцу Рику Брусселе, который создал компанию «Брухоланд» в 2014 г.

«15 лет я обрабатывал эту землю. Но когда в 2007 г. страна вступила в ЕС, и сюда пришло много фирм с их современными технологиями, я должен был сдаться», - говорит Тител Станич. 

Сейчас на проданной им австрийцу земле построено хранилище. Но земля уже не принадлежит «Инеу»: компания продала ее в 2016 г.соотечественникам - RWA Reiffeisen Agro Romania.
 
В 2014 г.. «Инеу» имела земли на сумму 4 млн евро. В 2016 - только на 870 тыс. евро. «Это значит, что они купили землю только на перепродажу, и продали, только цена на нее выросла», - говорит Аттила Соч, директор фермерской организации Eco Ruralis.

В Румынии цены на землю растут быстрее, чем где-либо в ЕС.

«Факт, что спекулянты и трейдеры торгуют румынской землей, как товаром, ужасен. Румынские владельцы теряют власть над будущим своей земли. Сначала она концентрируется в руках субсидированных акционерных обществ.

Затем «рынок» решает, руководствуясь политическими сигналами, для чего земля будет использоваться», - говорит он.

«Это не сильно отличается от коммунистических времен. Румынское село превращается в колонию мирового рынка. Взять для примера биоэнергетику. Вдруг политики и рынки решили, что мы должны ее развивать. Завтра это может быть что-то другое. Мы хотим суверенных локальных экономик вместо агроекспортной модели», - продолжает Аттила Соч.
 
Чтобы ликвидировать парцелляцию, румынское правительство стимулирует мелких землевладельцев продавать свою землю, но не защищает местных покупателей земли от конкуренции со стороны богатых иностранных инвесторов.
 
Однако у нищего по европейским меркам населения нет причин сопротивляться скупке земли.

«Я не жалею, что продал землю, потому что получаю пенсию всего 190 евро в месяц», - говорит Титель Станич.

Представитель RWA Reiffeisen Agro Romania Джанвинто Панталео говорит, что сожалеет о таких диспропорциях в румынском сельском хозяйстве, но концентрацию земли он называет оружием против китайских сельскохозяйственных гигантов, которые в противном случае монополизируют всю Европу.

«Зерновая мафия»

Впрочем, гиганты приходят не только из большого Китая, но и из маленького Ливана.

Фирма «Мария Групп» принадлежит Джихада Эль Халифу, третьему землевладельцу в Румынии, который владеет 20 тысячами гектаров.

Благодаря связям с социал-демократической партией, наследницей коммунистической, которая тогда была у власти, ливанец с румынским паспортом арендовал одно из крупных государственных хозяйств непосредственно у правительства в 1991 г. Сейчас его хозяйство выращивает ежегодно 300 тыс. т зерна. Все его компании вместе приносят ежегодно около 7 млн ​​евро прибыли. «При этом он платит нам минимальную зарплату», - жалуются его работники. Только что он купил участок площадью 1000 га. Среди местного населения ходят слухи об уклонении от налогов и непрозрачной структуре других компаний ливанца.

В 2006 г. немецкая инвестиционная компания «Атон Групп» вложила 200 млн евро в основание румынского филиала «Атон Трансильвания». Они купили хозяйство в селе Карань за 12 млн евро за счет немецкого капитала и европейских фондов Специальной программы поддержки сельского хозяйства и развития села, которая действовала, когда Румыния была только кандидатом в ЕС.

Хозяйство включало мукомольный комплекс и 40 тыс. га земли. Однако Румынское бюро по расследованию организованной преступности и терроризма обвинило румынского управляющего директора Николауса Манна в подкупе судей, мошенничестве со средствами, полученными из европейских фондов, и хищении 33 млн евро «Атон Груп».

Манна посадили в тюрьму на 15 лет, а «Атон Трансильвания» обанкротилась. Мукомольный комплекс простаивал 4 года. SIFI TM Agro, связанная со второй по величине инвестиционной компанией на фондовом рынке Румынии, купила мукомольный комплекс в 2015 г. Компанией владеют кипрская и ливанская компании, связанные с "Мария Групп». Кроме того, «Мария Групп» купила у «Атон Трансильвания» 3000 га земли по 10 тыс. евро. Также ливанцы владеют частью румынского морского порта Констанца.

Эль Халил признался в мошенничестве и уклонении от налогов в 2011 г. Румынское бюро по расследованию организованной преступности и терроризма оценило объемы мошенничества и уклонения от налогов в 30 млн евро и назвало его членом организованной преступной группировки. В 2008-13 г. г. эта группа, которую в Румынии называют ливанской зерновой мафией, получила 7,3 млн евро сельскохозяйственных субсидий от ЕС.

Среди румынских фермеров развиваются единицы

Румынские фермеры выращивают прежде всего зерновые, потому что на них есть спрос на экспортных рынках. Влад Роска

«Иностранные компании покупают и экспортируют зерно. Зато Румыния покупает готовые продукты у других компаний. Не глупость ли?», - говорит молодой фермер Влад Роска. «Поэтому мы решили не просто продавать наш урожай иностранным компаниям, а перерабатывать его у себя. Благодаря дотациям для молодых фермеров из европейского бюджета мы строим современную животноводческую ферму. Мы предложили другой румынской животноводческой ферме присоединиться. Возникла идея создать кооператив и продавать готовую молочную продукцию. 2 недели назад мы начали производство. Так что румыны тоже укрепляются. Но медленно», - продолжает Влад Роска. Он - пример относительно успешного румынского фермера, который продолжил отцовское дело.
 
Ему только 24, и это исключение: только 7% румынских фермеров моложе 35 лет. «Отец купил ферму, когда мне было 12 лет. Ежедневно он брал меня в поле. Поэтому я не закончил учебу на агронома - учился в поле», - говорит фермер.
 
Его семья поняла, что самостоятельность и независимость от иностранных компаний - ключ к выживанию.

Однако быстрый рост цен на землю составляет проблему. «Было бы неплохо, если бы румынское правительство установило какие-то ограничения для иностранцев", - говорит он. Зато правительственный отчет Европарламента рекомендует снять ограничения на свободное движение капитала.

«Международные холдинги концентрируют сельскохозяйственные земли, жизнеспособность сельского сектора снижается, европейская модель семейного фермерства исчезает, и у молодежи нет доступа для создания фермерского хозяйства», - говорится в свежем исследовании Международного Института (неприбыльной аналитической организации, созданной в Амстердаме в 1974 г. - ред.), подготовленного по поручению Европарламента. Причиной признано сочетание свободного движения капитала, сравнительно низких цен на землю, коррупции при приватизации государственных хозяйств и европейских сельскохозяйственных субсидий. В Евросоюзе 84% ферм - семейные, тогда как в Румынии их до сих пор 99%. Но половина из них имеют настолько мало земли, что не имеют права на субсидии. Сельскохозяйственные компании, которых в ЕС 3% от общего количества хозяйств, владеют половиной земли и получают 70% субсидий. В Румынии такие компании составляют 0,4% общего количества хозяйств. По этому показателю Румыния - наиболее контрастная страна в ЕС.

Треть пашни уже в руках иностранных инвесторов. Если в ближайшем будущем не будут созданы альтернативные рабочие места, это приведет к росту безработицы и эмиграции. Отчет приводит к выводу: наибольшая бедность там, где наибольшая концентрация земли.

Немцы в Румынии

Флорентино сдал 27 га земли в аренду немецкой компании «Кампо Нова», работающий в Румынии с 2009 г.  Но у той тяжелые времена: по результатам 2016 г. она получила убытки в 1,2 млн евро.

«Они всегда просрочивают арендную плату, поэтому я пошел в суд. Я хотел разорвать соглашение, но они сказали, что я не могу, потому что мой отец подписал дополнение, в котором сказано, что наследники также передают землю в аренду немецкой компании. Отец был стар. Они даже не дали ему прочитать контракт», - рассказывает Флорентин.

Фирма «Агро Сантана», на заборе которой написано «Покупаем и арендуем землю», принадлежит немецкой семье Гроссман.


Один из работников рассказывает: «Мои родители сдали землю в аренду Гроссманам». Теперь он работает на этой земле как наемный работник.

Они основали первую свою ферму в Румынии в 2004 г., вложив средства, заработанные в сельском хозяйстве и недвижимости на родине. В первые 10 лет они преимущественно занимали деньги, чтобы накупить земли достаточно, чтобы подавать заявку на субсидию. Они купили бывшее государственное хозяйство. Акционеры позволили им арендовать у местного населения 300 га земли ежегодно. На приобретение земли и техники они ежегодно имеют бюджет в 300 тыс. евро. Также они инвестировали в сельское хозяйство и в недвижимость в Чехии.
 
В 2010 г. в местности, где они работали, у них появился конкурент, тоже немецкий - «Тар Фарминг». Один из местных фермеров середняков говорит: «Обе компании покупали все, что могли.

Если местные могли дать на аукционе не более 5 тыс. евро за гектар, они поднимали цену до 10 тыс.​».


«Тар Фарминг» создала компания «Тар Инвест» совместно с рядом фондов. В 2009 г. «Тар Инвест» создал в регионе еще одну компанию, «Нью Гольштейн Фарминг», которая годом позже продала акции компании «Глобинвест» из ОАЭ, зарегистрированной в эмирате Рас-эль-Хайма, где корпоративный налог - нулевой.

Когда спекулятивная скупка земли обеими фирмами перегрели цены на землю, «Тар Фарминг» перебралась в соседнее село, где купила бывшее предприятие вроде нашей «Сельхозтехники». Сейчас она обрабатывает 8000 га земли. «Это война за землю, и Румыния - поле боя. Менее богатым приходится хуже», - говорит один из местных фермеров-середняков. В его хозяйстве не изменилось ничего за 7 лет. Его годовой доход - 55 тыс. евро, тогда как у «Агро Сантана» он составляет 1 млн евро.

«Всем моим стартовым капиталом была зарплата в городе, никакого капитала, нажитого на недвижимости. Я начинал пахать лошадьми. Если бы земля стоила 5 тыс. евро/га, я бы мог расширяться. При цене 10 тыс. евро/га для меня это нереально. А у кого больше земли, имеет больше субсидий, а следовательно - выше прибыли», - продолжает румынский фермер.

«Крупные компании имеют больше преимуществ во время переговоров по консолидации земли и благодаря более высокой доходности могут предложить более высокую арендную плату, чем я. А если арендодатели захотят продать свою землю, то арендаторы - те же крупные компании - имеют приоритетное право на ее выкуп», - добавляет он. К тому же крупные компании только посредникам, которые ходили от дома к дому и предлагали хозяевам продать свою землю, платили 100 евро/га комиссионных.

«Земля — это последнее, что мы имеем. Если мы ее потеряем, мы станем рабами», - говорит владелец фирмы «Агромек», которая имеет 1000 га земли, Симеон Будю. Однако ему некому передать хозяйство в наследство. Дети продадут его, чтобы построить дом или купить машину. Они хотят поехать за границу, как сделали многие земляки.

«Через 10 лет здесь не останется мелких хозяйств. Сотни тысяч гектаров - и никаких фермеров: только индустрия», - говорит Симеон Будю. более высокие субсидии, расширение объемов кредитования и низкие процентные ставки по кредитам могли бы стимулировать румынскую молодежь продолжать фермерское дело своих родителей вместо того, чтобы эмигрировать. Однако все это пока получают немецкие компании.

Между тем в Германии живет уже более 550 тыс. румын, и ежегодно их количество увеличивается на 120 тыс. Это самая быстро растущая группа граждан ЕС в Германии.

Источник: Пропозиція
обратно к списку