Михай Рапча: «Длинный и долгий путь районирования сортов в Молдове снискал много критики. Но либеральный принцип «естественного отбора» коммерчески популярных сортов может обернуться для страны плаченым результатом»

Цены и Тренды

Оглядываясь назад, я снимаю шляпу и горжусь научно-практическими результатами, достигнутыми ученными аграрных институтов Молдовы. Наблюдая, что и как происходит в этой сфере теперь, я призываю всех тех, кто принимает решения – на земле или в офисе – проявить внимание и заботу о будущем сельской экономики нашей страны.

Молдова и прежде была цветущим садом, без кавычек. Аграрный сектор можно было охарактеризовать, как кому-то покажется – вульгарным и «устаревшим», зато емким термином: миллионик. Так как в стране действительно производилось порядка 1-2 млн тонн винограда, фруктов, овощей, зерновых и некоторых полевых технических культур. Важно отметить то, что эти объемы продукции были получены в основном на базе сортов местной селекций. Теперь же по многим причинам состояние дел в этой сфере иное.

В Молдове в последние годы наблюдается возрастающий интерес к закладке многолетних насаждений: садов, виноградников и ягодных плантаций. Соответственно, встает вопрос о правильном выборе сорта и места для его возделывания. Чтобы не допустить грубых ошибок, которые в последствие могут сильно огорчить собственников новых многолетних плантаций, на это стоит обратить особое внимание.

В нашей стране, как и в большинстве других, названия сортов, допускаемых для товарного производства, публикуются в специальных каталогах районированных сортов. То есть, сортов–стандартов или проще «чемпионов», для данного конкретного района возделывания. В этой связи уместно напомнить, что еще более 150 лет назад ученый-селекционер с мировым именем И.В.

Мичиурин отмечал: сорт должен возделываться в радиусе не более 450-500 км от района выведения. Для нас это актуально и сегодня: в Молдове очень различны рельефы, природные ландшафты, почвенно-климатические микрозоны. Климат и структура природных ресурсов меняются в пугающем темпе…

Введение в районированный сортимент новых сортов винограда и плодовых пород – дело очень серьезное. Чтобы избежать ошибок, новые сорта (выведенные местными селекционерами или интродуцированные извне) должны обязательно пройти конкурсное испытание. И только после тщательного изучения степени проявления их хозяйственно ценных признаков и технологических качеств в конкретных почвенно–экологических условиях произрастания, сорта можно признать перспективными. И в дальнейшем оценить их в более-менее широкой производственной практике. Только лишь в случае, если перспективные сорта показывают явное преимущество перед имеющимися сортами-стандартами («чемпионами») им стоит присвоить статус районированных, включить их в упомянутый каталог. А проигравшие конкурс сорта – отсеять.

Такой путь районирования долог и поэтому имеет огромное число противников, особенно в Молдове, где все со всеми связаны теми или иными узами. Увы, именно они определяют направления либерализации отечественного рынка семян и посадочного материала. Но в перспективе такой принцип «естественного отбора» может обернуться для страны плаченым результатом.

Справедливости ради стоит отметить, что и у корыстного интереса есть разные уровни объективности. Некоторые добросовестные чиновники и состоявшиеся бизнесмены опасаются того, что выдающиеся в рыночном отношении сорта из-за длительности процесса испытания в РМ запаздывают с практическим применением. Что платежеспособный потребитель не получит высоколиквидный товар, который может быть произведен в нашей стране уже сегодня-завтра. Они яростно критикуют и «отставшую от жизни» отечественную науку, и методику сортоиспытания. Они готовы присвоить себе права на «суверенное» размножение новых сортов - минуя местные опыты по оценке перспективности, основываясь на показателях сорта в регионах происхождения. Однако, ни в авторитетной литературе, ни в известной мне практике нет доказанных сведений о том, что где-нибудь аграрии запоздали с районированием какого-то сорта из-за длительности его проверки.

Наоборот, у нас в Молдове есть десятки примеров того, что с районированием некоторых, особенно итродуцированных сортов мы очевидно поторопились. Из-за чего решительные и быстрые сельхозпроизводители понесли убытки. В итоге, эти сорта производством не приняты, но они фигурирует в каталогах - в роли фактического балласта.

При произрастании в другой почвенно–экологической среде (например, в условиях меньшей водо-и тепло обеспеченности) признаки и свойства сортов показывают иную интенсивность. В нашем случае – нередко в сторону ухудшения, снижения продуктивности и долговечности насаждений. Есть, конечно, к примеру, сорта-космополиты винограда: Алиготе, Шасла-белая, Изабелла, Лидия, Неагра Консорд и другие, которые способны успешно произрастать почти на всех континентах. Но большинство интродуцированных сортов подвержены значительной хозяйственной изменчивости под влиянием условий произрастания конкретной местности. Данное утверждение справедливо и для клонов санитарной селекции – потомства безвирусных растений, относящихся к категории безвирусного или сертифицированного посадочного материала.

Существует и еще один важный аспект оценки. Если, например, говорят, что такой-то клон такого-то сорта является коммерчески интересным, то, как правило, этот клон – либо более урожаен, либо более раннеспелый или позднеспелый. Но дополнительный урожай (или урожай, полученный в более перспективный период сезона) нуждается в дополнительных затратах энергетических ресурсов. Или же дает урожай более низкого качества в сравнении с исходной формой, так как в биологических объектах за очень редким исключением, “нельзя выиграть в одном хозяйственно ценном признаке, не проиграв в другом”.

За последние десятилетие в Молдову из Италии, Франции и Германии завезен ряд безвирусных клонов таких сортов, как Пино Нуар, Шардоне, Мерло, Каберне Совиньон, Рислинг Рейнский и др. Безусловно, каждый из этих клонов по каким-то (или нескольким) хозяйственно ценным признакам отличается от материнского сорта. У всех сортов имеются клоны, обозначенные номером или кодом, что подтверждает факт их генетического или хозяйственного различия. Как поведут они себя в новых природных условиях – непонятно.

А ведь упомянутые страны сильно отличаются от Молдовы по климату, почве и другим факторам среды. Их необходимо испытать. Может быть, для сокращения сроков испытания, в отдельных случаях стоит их провести по схеме оценки очевидно перспективных сортов. То есть - выбрать репрезентативные участки, включить в опыт родственный районированный сорт, заложить опыт хотя бы в трехкратном повторении.

Провести необходимые учеты и наблюдения, по которым определить степень проявления хозяйственно ценных признаков. И принимать решение о районировании. Но на практике уже теперь происходит иное. Против всяких правил и логики сортообновления, все завезенные в страну интродукцированные клоны списком попадают в число районированных. Об этом свидетельствуют ежегодно выпускаемый официальный “Каталог районированных сортов сельскохозяйственных растений Молдовы”. К сожалению, в каталогах последних лет нет нужного описания клонов, хотя бы на основе данных учреждения-оригинатора страны-поставщика.

Таким образом, аграрий-покупатель саженцев, возможно, действительно покупает клон определенного сорта, безвирусный материал определенной категории. Кстати, он может купить данные саженцы как в стране происхождения непосредственно, так и у некоторых специализированных предприятий Молдовы. Продавец посадочного материала, естественно, может дать характеристику клону, но, опять-таки - по данным, полученным на территории его выведения/производства. То есть, продавец вряд ли понесет наказание, если посадочный материал в условиях нашей страны не приживется. Не думаю, что идеологи и реализаторы процедуры ускоренного присвоения интродуцированным клонам статуса “районированного в РМ” руководствовались злым умыслом. Вполне возможно, что они хотели сделать “как лучше”. Ну, а что получится - покажет время. Мне лично представляется, что результаты будут не очень радостными, особенно при использовании высокопродуктивных позднеспелых сортов. И вот почему.

Конечно, климат меняется. Но это процесс пока еще не отменил тот факт, что Молдова расположена на 47 параллели северной широты, пока еще на общепризнанной северной границе мирового промышленного виноградарства. Здесь лимитирующим фактором вызревания лозы, качества урожая является тепло. Дефицит его, как энергетического источника обмена веществ в растениях винограда, наша страна ярко ощутила в 70-е годы прошлого столетия, во время смены способа формирования кустов: перехода с укрывной на штамбовую культуру. В условиях укрывной культуры промышленные виноградники возделывались вплоть до Бричень.

С переходом на штамбовую форму (при которой продуктивный листовой аппарат куста удаляется от поверхности земли, где теплее на 150-2500 С0 активных температур за период вегетации, на высоту штамба) из-за снижения сахаристости ягод и подверженности кустов воздействию зимних морозов промышленное виноградарство в северной зоне, за исключением некоторых экологических ниш, утратило свою значимость. Более того, не зимостойкие сорта (Алеппо, Первомайский, Моллер Тургау и др.) стали непригодными для возделывания даже в южной зоне страны при таком способе культуры. Остальные сорта стали нуждаться в более длительном времени нахождения на кусте для вызревания урожая. По этой же причине зона возделывания сорта Каберне-Совиньон сдвинулась к югу. Однако отметим, что даже в этой зоне тепла меньше на 100-150 градусов активных температур, чем на землях, откуда был завезен посадочной материал.

Также нельзя сбрасывать со счетов и другую биологически значимую особенность Молдовы - дефицит влаги. Особенно в последние годы. Так, в сравнение с Францией и Германией у нас осадков выпадает минимум в полтора-два раза меньше. Наконец, у нас более суровые зимы. Для того чтобы растения винограда благоприятно перезимовали, им нужна хорошо вызревшая осенью лоза. Перегруженные урожаем кусты такую лозу не имеют.

Резюмируя сказанное, я бы порекомендовал не торопиться с покупкой посадочного материала, недостаточно изученных в наших условиях импортированных клонов. Даже несмотря на их безусловную привлекательность с точки зрения безвирусности и элитности. Я посоветовал бы посетить хозяйства, где произрастают растения вышеупомянутых клонов и хотя бы визуально ознакомиться с состоянием кустов (урожайностью, степенью вызревания лозы, повреждаемостью грибковыми болезнями и др.). Оценить качество урожая ягод и вина.

В завершении хочется отметить, что компетентным MADRM и AIPA стоит учитывать мнение отечественных научных институтов при анализе эффективности выделяемых субвенций по факту закладки многолетних насаждений. Почему? Могу, к примеру, указать на теперь уже широко известный факт: около 90% плантаций грецкого ореха, заложенных на основе сортов, завезенных из Франции, уже раскорчеваны. А ведь по факту этих инвестиций были выделены субвенции. Я неоднократно ставил вопрос о целесообразности и эффективности выделения таких субвенций. Было бы разумно субсидировать многолетние плантации после их вступления в плодоношение. То есть убедиться, что сельхозпроизводитель все сделал правильно – в том числе, выбрал сорт, приемлемый для возделывания в конкретных почвенно-экологических условиях Молдовы.

Михай Рапча, профессор, доктор хабилитат сельскохозяйственных наук

обратно к списку